Философские аспекты образования и воспитания

Философия с самого начала своего возникновения и до наших дней стремилась не только осмыслить существующие системы образования, но и сформулировать новые ценности и идеалы образования. В этой связи можно напомнить имена Платона, Аристотеля, Августина, Я. Коменского, Ж. Ж. Руссо, которым человечество обязано осознанием культурно-исторической  ценности образования. Целый период в истории философской мысли даже называл себя Просвещением. Немецкая философия Х1Х в. в лице И. Канта, Ф. Шлейермахера, Гегеля, Герберта, В. Гумбольдта выдвинула и обосновала идею гуманистического образования личности и ее самосознания, предложила пути реформировании системы и школьного, и университетского образования. И в ХХ в. крупнейшие мыслители размышляли о проблемах образования, выдвигали проекты (нередко не реализовавшиеся) новых образовательных институтов.  Назовем  хотя бы имена В. Дильтея, Д.Дьюи, М. Бубера, К. Ясперса, А. Н. Уайтхеда. Их наследие – золотой фонд философии образования.

Можно выделить следующие основные фило­софские школы, определяющие развитие теории и практики образования и воспитания США: идеализм (главным образом идеализм Платона и Гегеля), прагматизм или инструментализм, религиозные школы, представленные в основном философией неотомизма. Рациональные и эмпирические уста­новки представлены направлениями современного рационализма и экзистенциализма. Следует заметить, что все направления в фило­софии образования Америки (за исключением праг­матизма) имеют свои корни в европейской мысли. Даже прагматизм Дж.Дьюи основывается в той или иной мере на трудах Песталоцци, Гербарта, Гегеля, Дарвина. Следовательно, и методология филосо­фии образования Америки, начавшая свое развитие во второй половине XIX века, находилась под влия­нием доктрин европейских теоретиков. Среди них: Коменский, Локк, Руссо, Песталоцци, Флобер, Гербарт, Спенсер. Образовательная практика находи­лась под влиянием германской образовательной системы.

ИДЕАЛИЗМ

ДЕАЛИЗМ базируется на принципе духовности человеческого разума. Он также рассматривает че­ловеческий разум как производное Универсального Разума и как средство объяснения ценностей и знаний.

По мнению идеалистов, основа хорошего образо­вания— интерес. Муштра ведет к подавлению роста личности. Человек — не машина. Он — самоуправляемое существо. Он имеет способность опреде­лять свои собственные задачи, определять свою судьбу, осуществлять свое развитие. Он способен различать хаос и закономерность, гармонию и неблагозвучие, истину и ошибку, прекрасное и безобразное, добро и зло. Нервная система человека не есть механизм, слепо регулируемый окружающим миром. Человек — личность, которая способна формировать окружающий мир в соответствии с высшими жизненными целями и идеалами. Не то, что мы делаем для него, а то, что он делает для себя, является первостепенной важностью.

Деятельность человека стимулируется интересом. Следовательно, интерес — необыкновенная сила, неотъемлемая часть самого человека. Без самоинициативного интереса не может быть подлинного образования. Этот интерес побуждает человека творить произведения искусства, делать открытия, понимать себя и управлять собою и своим внешним миром, строить города, основывать науки, развивать культуру, создавать цивилизации, вести войну и устанавливать мир. Это есть то, что порождает в нем чувство долга, что дает ему право стать создателем и хозяином своей судьбы.

ПРАГМАТИЗМ

Джон Дьюи — наиболее яркий представитель американского прагматизма. Будучи педагогом по профессии, он уделял особое внимание внедрению прагматических принципов в педагогическую теорию и считается основателем прагматической педагогики, которая продолжает оказывать сильное воздействие на образование США и в настоящее время.

Понимание современными прагматистами сущности и целей воспитания вытекает из их взглядов на природу человека. И в этом вопросе они вполне солидарны с Дьюи. Человек рождается с внутренним “я”, утверждают Комбос,  Маслоу и др. “Каждый из нас, — пишет А. Маслоу, — имеет внутреннюю натуру, которая присуща личности, врождена, дана, обычно сопротивляема к изменениям” (Mager R.F. Preparing Objectives for Programmet Instruction. — Fearon. 1962. — P. 35.). К “врожденной натуре” наряду с инстинктивными потребностями относятся также способности и таланты. Брамельд считает, что людям дано от рождения стремление к самоуправлению.

Внутреннее “я”, рассуждают современные прагматисты, не враждебно человеку, небезобразно, как считали фрейдисты. Наоборот, спонтанные реакции, идущие из глубин “я”, всегда правильны, хороши для человека. В глубинах “я” таится источник творчества, уникальность индивидуума. Внутреннее “я” должно свободно выявляться, а традиционное воспитание подавляет врожденное “я”, не дает ему выявиться. Особую неприязнь у Маслоу вызывает человеческое сознание. Оно, по его мнению, порождает контроль, самокритику, все то, что препятствует спонтанному выявлению “я”.

Такая трактовка природы человека определяет взгляды прагматистов на сущность воспитания. Как и Дьюи, они считают воспитание процессом, идущим вслед за врожденной натурой личности. Суть теории воспитания состоит в выявлении и развитии уже с рождения “данной” натуры человека. Единственная цель воспитания — самовыявление личности.

НЕОТОМИЗМ

Американские неотомисты Роберт Хатчинз, Мортимер Адлер, Жак Маритен оказали определенное воздействие на педагогическую мысль США. Их идеи воспитания и обучения во многом противостоя­ли прагматической педагогике. Особое признание получила педагогическая программа перенниалис-тов—одной из педагогических ветвей неотомистов, возглавляемых бывшим президентом Чикагского университета Робертом Хатчинзом. Хатчинз был одним из тех, кто резко критиковал американское образование в 50-е годы. Он указывал на ущерб, который нанесла школе прагматистская педагогика с ее утилитарными знаниями, педоцентристскими про­граммами, спонтанным развитием ребенка. Курс на узкий практицизм и эмпиризм вытеснил из учебных заведений задачу развития интеллекта, умственных сил человека. В противовес существующей практике Хатчинз выдвигает свою программу общего образования, основная цель которой — культивировать интеллектуальные ценности, под которыми имеются в виду умственные навыки.

Хатчинз пытается найти непреходящие истины, вечные идеалы, неизменные знания. Задача образования — определить их и сделать главным содержанием обучения. Постоянное и неизменное, по мнению Хатчинза, записано в тех великих книгах, которые сопровождают людей с древних времен. Их изучение — первая задача учебных заведений. В общее образование Хатчинз включает также изучение грамматики (т.к. она поможет читать и комментировать великие книги), латинского и греческого языков, риторики, логики и математики, которая служит не решению практических задач, а развитию ло­гического и организованного мышления. Эту программу должна, по идее Хатчинза, завершить какая-либо система, которая дает “общую картину порядка в мире”. Хатчинз признает непопулярность тео­логии в ее догматическом виде. Поэтому он призывает восстановить в средних и высших учебных заведениях метафизику в ее древнем смысле как часть философии, толкующей о сферах, недоступных органам чувств.

Более религиозной является педагогическая программа Жака Маритена. Он отдает должное науке, но отводит ей второстепенную роль во всем, в том числе и в области образования. Современная система воспитания, утверждает Маритен, крайне слаба и неэффективна. Он указывает на падение нравов, на состояние бесцельности и пустоты. Основная причина этого в том, что школа стремится строить свою деятельность на научной, а следовательно, однолинейной трактовке человека. Наука видит в человеке лишь материальную сущность. Маритен не отрицает пользу научных данных. Они могут дать ценные рекомендации о средствах и методах обучения. Но воспитание, пишет Маритен, не может основываться на чисто научном представлении о чело­веке, ибо воспитание прежде всего должно знать, что такое человек, какова сущность человека и како­вы его основные ценности; чисто научная трактовка человека не отвечает на эти вопросы. Это может сделать лишь религия с ее религиозно-философским представлением о человеке.

СОВРЕМЕННЫЙ РАЦИОНАЛИЗМ

Образование — это искусство, тесно связанное с этикой. И, как другие виды искусства, оно должно, как указывал еще Аристотель, сознательно добиваться своей цели. Эта цель должна быть ясна педагогу перед тем, как он начинает обучать. Образовательная деятельность — полное расточительство, если не определить целей. Пересмотреть, переоценить фундаментальные цели человеческих усилий — основная задача теории образования.

Рационалисты говорят о том, что многие образовательные теории по-разному решают вопрос об от­ношении к традиционному. Одни считают, что цен­ное — только традиционное. Другие полагают, что лишь современное есть непременное благо. По мнению рационалистов, ни место, ни время не могут определить ценность. Что-либо есть хорошее или плохое из-за его подлинной ценности.

Современное общество, по мнению рационалис­тов, обеспокоено и другой болезнью. Мы живем в век сверхспециализации, разделения знаний. Наши специалисты, говорят они, являются мастерами в отдельных областях, но не имеют достаточных представлений о действительности в целом. Наше промышленное общество и узкоспециализированное образование ограничивают мысли. Если сравнивать современный рационализм с философией неотомизма, то можно выделить ряд общих положений: человек — создание природы; традиции должны быть почитаемы настолько, насколько они способны ознакомить нас с культурным наследием: истины — универсальны; развитие ума есть цель жизни и образования; человеческое бытие достигает совершенства в познании ценностей и добродетелей; истина должна быть добыта для того, чтобы стать основой правильной жизни: эмпирические науки должны быть подчинены универсальным  ценностям; образование, которое есть развитие, должно быть отличено от профессиональной выучки: человек должен скорее подчинить себе природу, чем приспособиться к ней.

В отличие от неотомизма рационализм заявляет, что все ценности есть рационально постигаемые, что они созданы в сознании; что ценности различаются в качестве, как различаются степени понимания; поведение должно быть определено рассудком; человек свободен в мире в той степени, в какой он “знает” свой мир: мир познаваем разумом, а не разум миром; все качественные характеристики знаний, такие, как значение, единство, система, синтез, — творения ума. Это не подразумевает считывание значений и взаимоотношений, которых не существует в мире. Это означает, что информированность об этих значениях и взаимоотношениях есть работа ума. Рационалисты полагают, что разумная жизнь человека есть цель в нем самом.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ

Основным положением, на котором строится система экзистенциализма, является “существование” — экзистенция. Оно трактуется как конкретное существование человека, как “я”, предшествующее сущности и творящее ее. Современные философы указывают на правильность положения о том, что сущность человека не дана раз и навсегда, а формируется в процессе жизни. Но экзистенциализм гипертрофирует значение субъективного. Объективный мир для них существует лишь благодаря “бытию” субъекта. Экзистенциализм — типичный образец субъективного идеализма. Личность, утверждают экзистенциалисты, ломается толпой. Она стирает, растворяет “я” личности, навязывает чужие стандарты и ценности. Чтобы обрести свободу, личность должна иметь свой ориентир и большой духовный потенциал. Она получит их, если будет ощущать постоянно свое “небытие”. Ощущение конца (смерти) освободит личность, даст ей возможность делать свой выбор в жизни.

Поскольку высшая цель воспитания — поиск и формирование своего “я”, то ведущее место в школе должно занимать гуманитарное образование. Оно лучше всего помогает осознать себя. Даже и естественнонаучные предметы должны быть “огуманизированы” и должны помогать человеку стать самим собой, установить неформальные отношения с миром. Экзистенциалисты резко выступают против любой специализации в школе, против программ профессиональной подготовки.

Субъективизмом отличается и теория нравствен­ного воспитания учащихся. Экзистенциалисты пра­вомерно ставят вопрос об ответственности челове­ка за свои поступки, о самостоятельности в поведении. Но абсолютизация субъективного в формировании человека приводит их к отрицанию вообще каких-либо внешних идеалов, моральных принци­пов. Для понимания добра, утверждают экзистенци­алисты, человек должен смотреть только в себя.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Философские аспекты образования и воспитания

error: Материал көшіруге болмайды!