Профессиональная деформация врача

РЕФЕРАТ

Тема: «Профессиональная деформация врача».

  1. Введение……………………………………………………………………..….3
  2. Понятие о профессиональной деформации…………………………………..4
  1. Профессиональная деформация врача………………………………………..5

Введение 

Человек может состояться в своей профессии, развиваться благодаря своей работе и приносить пользу людям своей деятельностью. Однако нередко многолетнее (более 5 лет)  выполнение одной и той же профессиональной деятельности приводит к появлению профессиональной усталости. В какой-то момент у человека возникает ощущение, что что-то в его жизни складывается не так. Ключом к разгадке может служить выбранная им специальность, которая, как говорят, иногда способна “калечить” человека, а также отсутствие карьерного роста и иные причины.

Специалисты утверждают, что зачастую, так или иначе профессия накладывает отпечаток на  личность человека, меняет его поведение в целом. Бывают случаи, когда особенности профессиональной деятельности не только не помогают человеку развиваться, но и способствуют деградации его как специалиста, изменяя характерные для данной профессии профессионально важные качества (ПВК) в противоположную сторону. Это способно приводить к малоэффективному и даже социально опасному исполнению профессиональных обязанностей.

Понятие о профессиональной деформации

Профессиональная деформация – изменение качеств, наступающее под влиянием выполнения профессиональной деятельности, проявляется в профессиональном жаргоне, манерах поведения, физическом облике.

Профессиональная деформация- это перечень явлений социально – психологического характера, к которым относятся все нарушения норм (морально – этических, правовых, деятельностно-служебных и т.п.), и которые может совершить только субъект-профессионал, специалист в определенной сфере.

Термин „профессиональная деформация“ – это достаточно удачная метафора, на основе которой можно построить модель, наглядно описывающую механизм деформирующего влияния профессиональной деятельности. Для этого представим некий производственный процесс изготовления какого-либо изделия с помощью прессования.

Рассматривая профессиональные деформации в общем плане, Э.Ф. Зеер отмечает: “…Многолетнее выполнение одной и той же профессиональной деятельности приводит к появлению профессиональной усталости, обеднению репертуара способов выполнения деятельности, утрате профессиональных умений и навыков, снижению работоспособности…

Профессиональная деформация наблюдается у большинства профессий в схеме “человек-человек” (врачей, педагогов, психологов, сотрудников милиции и др.)

Профессиональная деформация врача 

     Врачей часто считают циниками с черным юмором, для которых “нет ничего святого”. Профессия врача предполагает огромную ответственность и постоянный стресс, поэтому профессиональная деформация – это своеобразный защитный механизм. Цинизм неосознанно переносится в личное общение, а вынужденное равнодушие к чужому горю и сдержанность эмоций переносятся на собственные проблемы и проблемы близких людей.

Профессиональная деформация врача заключается в том, что при обычном рукопожатии он мысленно оценивает Ваш пульс, степень влажности кожи и температуру тела. В нерабочей обстановке начинает прослеживать связь между внешним видом и возможными заболеваниями человека, возможно давать советы.

Врач обладает определенной властью над больными, следовательно, он тоже подвержен опасности деформации. По Йоресу власть следует использовать только в добрых целях. Профессиональная деформация развивается, как правило, постепенно из профессиональной адаптации.

Профессиональная адаптация является необходимой для медицинского работника. У врачей, медицинских сестер и у вспомогательного персонала, которые в начале своей профессиональной деятельности очень бурно переживали все события, тяжело влияющие на психику больных, например, страдания, смерть больных, операции, кровотечение, проявления психических заболевании и т. д., постепенно развивается определенная эмоциональная сопротивляемость. В суровых драматических ситуациях, когда жизнь больного находится под угрозой, врач, скорее всего, научится анализировать и оценивать положение, делать заключения и действовать. Студенты-медики после нескольких часов или нескольких дней пребывания в секционном зале выходят из более или менее значительного психического потрясения, возникшего у них при первом посещении помещения, где находилось много человеческих трупов, и приступают к деловому изучению анатомии. Хотя определенная степень эмоциональной сопротивляемости необходима и понятна, все же в сознании врачей и медицинских работников навсегда должна сохраниться способность понимать больного как страдающего человека и мертвое тело как его последние останки, заслуживающие уважения. Это является необходимой составной частью не только человеческого, но и профессионального уровня врача. Профессор патологической анатомии медицинского факультета в Брно Нейман не допускал, чтобы кто-нибудь появлялся в прозекторской в головном уборе и вел себя так, что это можно было расценивать как неуважение к мертвым. Мы при­водим этот пример в качестве контраста с теми случаями, когда и живым больным не всегда оказывается соответствующее уважение и не всегда щадится их достоинство.

Поведение и некоторые выражения медицинских работников находятся на грани профессиональной адаптации и деформации. По Вондрачеку уже на грани с кощунством находятся сравнения, выражающие элементарные ассоциативные связи и используемые для описания секретов и экскретов, как например, «тифозный стул в виде горохового супа», «холерный стул в виде рисового супа» «гной в виде сметаны», «плевок в виде малинового желе», «моча в виде черного пива».

Профессиональными деформациями являются и поведение и выражения медицинских работников, при которых под влиянием привычки проявляется черствость по отношению к больным в такой степени, что у не медиков создается впечатление бездушности и даже цинизма. Например, тот факт, что врач и медицинская сестра не считают нужным отделить хотя бы ширмой умирающего больного в двадцатикоечной палате, или же врачи, совершая обход, при больном дискутируют о неблагоприятном прогнозе его болезни. Студентка медицины на экзамене по медицинской психология в качестве примера профессиональной деформации студентов-медиков привела тот факт, что некоторые из них в секционном зале над трупами шутят, рассказывают анекдоты и курят.

Грегг подчеркивает, что личность больного нельзя считать неудобным придатком к больному органу, который врач должен обследовать.

Профессионально деформированный лечащий врач, ставящий диагноз хотя и точно, но при помощи машин, вызывает у больного впечатление не заинтересованности и безразличия, не осознавая этого.

Имеются и некоторые организационные и экономические обстоятельства, усиливающие деформированный подход к больному. Сложный механизм планирования и управления медицинскими учреждениями, необходимость капитального ремонта многих больниц и поликлиник затягивают процесс создания необходимых условий в отделениях, расположенных в старых зданиях. Медицинским сестрам, а в известной степени и врачам, не мешают большие палаты. В них легче справиться с работой, больные сами наблюдают друг за другом и помогают друг другу больше, чем в маленьких палатах. Значительно меньше такое положение нравится больным. Вондрачек афористически описывает подобное положение: «Страшно пребывание в палате, где один ест, другой стонет, третий занимается дефекацией и четвертый умирает». Большинство больных, по существу, очень легко приспосабливается к подобным ситуациям, в связи с чем вспоминается высказывание Достоевского о том, что «человек — это существо, которое ко всему привыкает».

При планировании всегда больше внимания уделяется приобретению диагностической и лечебной аппаратуры и лабораторного оборудования, чем перестройке больничных отделений в соответствии с требованиями лечебно-охранительного режима, при котором необходимо помнить о том, что больной нуждается в создании хотя бы минимальных интимных условий. Больные в этом отношении стихийно, без злого умысла дискриминируются.

Все это связано с характером профессиональной деформации, имеющим психологическое значение: причиной являются не плохие намерения или стремления вредить больному, а плохая, в течение длительного времени, по существу, неосознанная привычка. Она проявляется также в своеобразном профессиональном жаргоне, применяемом без преград при больных, как об этом свидетельствует разговор двух врачей, передававших друг другу отделение перед уходом в отпуск: «Что у тебя здесь имеется?» «Четыре желудка, три желчных пузыря, одна почка». Ряд примеров профессиональной деформации отмечают студенты-медики, которые сами еще не подверглись деформации.

Инертность в развитии профессиональной деформации удерживается вследствие исторической традиции профессии врача и его положения в обществе. В прошлом врач-исцелитель бывал священником, чародеем и магом, а также и владыкой. В горных областях Чехословакии еще недавно действовали «ведьмы» – исцелительницы, которые «лечили» травами и заговариваниями. В настоящее время магическая сторона отошла в область «волшебной», «невообразимой» техники и «фантастического прогресса», о которых часто встречаются особенно суггестивные сообщения в телевизионных передачах и в иллюстрированных журналах. Однако, чем меньше зритель и читатель понимают фактическую сторону этого процесса, тем более он потрясен его внешней магической стороной. Магическое отношение, подсознательное ощущение власти над человеком, который искал и до настоящего времени ищет у врача последней защиты, оставили в психологии врачей пережитки, иногда имеющие даже кастовый характер. Наименее желательные характеры такого типа относятся к больному со снисходительным пренебрежением, а иногда даже не замечают больного, как будто он является воздухом. В поведении и жестах личности такого типа видно явное демонстративное отсутствие интереса к больному, как к человеку («Следующий… не задерживайте меня…, не спрашивайте, это мое дело… не заботьтесь о том, что у вас есть… а все равно вы этого не понимаете» и т. д.) Этот тип как бы плывет по больничному коридору с высоко поднятой головой. Иногда он даже просто игнорирует больного и груб с ним. Унцер сатирически отметил (по Данеку), что врач, желающий создать себе авторитет, должен делать вид, что ему ужасно некогда: «Если его кто-нибудь зовет, то он должен стать нетерпеливым и воскликнуть: вы думаете, люди, что я могу разорваться? Пятьдесят человек я уже посетил и обследовал, пятьдесят других меня еще ждут, а за дверями их стоит еще миллион… но я приду.» Нельзя отрицать того, что подобный суровый и кажущийся или действительный неохотный и отрицающий способ поведения может оказать особенно на более простых и примитивных больных определенное мобилизующее, даже и терапевтически положительное влияние, что в прошлом сознательно или подсознательно использовал ряд шарлатанов. По нашему мнению, механизм такого действия заключается в автоматическом предположении, что грубость и бестактность безнаказанно себе может разрешить лишь тот, кто очень много знает и умеет. Это предположение и ощущение парадоксально вызывают чувство доверия и ожидания положительного результата лечения. Но в настоящее время подобное поведение врача у большинства больных вызывает отвращение и недоверие.

Поэтому необходимо следить за тем, чтобы подсознательная и бесконтрольно развивающаяся профессиональная психическая деформация не стала одним из факторов ятрогенного поражения больных.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Профессиональная деформация врача

error: Материал көшіруге болмайды!