Казахстан в эпоху бронзы: Андроновская и Бегазы – Дандыбаевская культуры

№ 3) Казахстан в эпоху бронзы: Андроновская и Бегазы – Дандыбаевская культуры.

Эпоха бронзы XVIII – VIII века до н..э. Ранняя бронза – Нурин-ский этап. Средняя – Атасуйский этап. Поздняя – Бегазы-Дандыбаевский этап. Во II тыс.д.н.э. появилась технология бронзы. В П-1 тыс.д.н.э. металлические орудия начинают вытеснять каменные. Плавильные печи найдены в долине р. Атасу. Металл обрабатывали методом ковки, литья, чеканки, штамповки. Руду добывали в рыхлых породах – методом кайлования, в плотных – методом «огневой про¬ходки»,

Андроновские племена (1-е памятники близ г. Ачинска) от Ени¬сея до Урала. Индо-иранский язык. Европеоиды. Развиты скотоводст¬во (главная отрасль) и земледелие ( спомогательная роль). До начала I тыс.д.н.э. оседлое хоз-во. Начало (становление) кочевого скотоводст¬ва. В Х-Х1 вв преобладает коневодство. Не получило развитие свино¬водство. Право 1-й борозды у царя. Обрабатывали землю каменными мотыгами. Имелось рыболовство. Топливом служил кизяк. Появилось ремесло ткача. Появление общности «отцовский род». Матриархат сменяется патриархатом. На смену коллективной собственности родовой общи-ны пришла семейная и частная собственность. Этому способствов л  переход к скотоводству.

Геометрический орнамент в искусстве (для красоты и от порчи). В наскальных сюжетах чаще изображали дикого быка-тура. На хребте Каратау найдены наскальные рисунки с 50-ю колесницами. Излюб¬ленный сюжет наскального искусства – 2-горбый верблюд-бактриан. В Семиречье крупное скопление на рисунков. Археологиче¬ский символ – серьги и подвески.

Жрецы – хранители древних традиций и знаний. В раннюю бронзу покойника сжигали. В среднюю и позднюю хоронили в скор¬чившемся, согнутом виде на боку.

Андроновская культура делится на три периода:

Ранняя бронза (XVIII-XVI века до нашей эры) – Нуринский этап – Находки в долине реки Нура.

Средняя бронза (XV-XII века до нашей эры) – Атасуский этап – Название по группе могильников в долине реки Атасу.

Поздняя бронза. (XII – начало VIII века до нашей эры) – Бегазы –дандыбаевский этап – Название по находкам у аула Дандыбай близ Караганды и в урочище Бегазы в Северном Прибалхашье.

Андроновская культура эпохи бронзы

 

С освоением выплавки металла человечество входит в следующий период своего развития. Так как основным материалом был сплав меди с оловом, то этот период назван археологами эпохой бронзы. Из бронзы изготовлялись различные орудия труда – мотыги, серпы, орудия, украшения. Развитая металлургия в сочетании с развитым комплексным земледельческо-скотоводческим хозяйством – характерные признаки эпохи бронзы, последнего археологического периода доистории.

 

С формированием производящих форм хозяйства на территории Казахстана появляются новые оригинальные культурные сообщества, продолжающие традиции неолита. Все эти локальные группы были во многом схожи, что позволило выделить новую археологическую культуру – андроновскую. Эта культура получила свое название по месту первых находок в Минусинской котловине, она разделяется на два этапа ранней и средней бронзы. Эпоха ранней бронзы носит для Северного Казахстана название федоровского, а для Центрального – нуринского периода (XVIII – XVI вв. до н. э.). Средняя бронза в Северном Казахстане носит название алакульского, в Центральном – атасуского периода (XV – XII вв. до н. э.). Начиная с XII в. до н.э., андроновская культура сменяется кочевыми культурными общностями поздней бронзы: срубной – в Западном Казахстане и бегазы-дандыбаевской – в Центральном (XII – VIII вв. до н. э.).

 

Хозяйство андроновцев

Для андроновской культуры характерно комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство в поймах рек и на берегах озер. Андроновцы жили в жилищах типа полуземлянки, покрытой ветками, шкурами и зерном. Скотоводство было в основном оседлым, пастушеским. Разводили коз, коров, верблюдов. В поймах рек андроновцы занимались мотыжным земледелием.

Особой отраслью хозяйства андроновских племен было горное дело и металлургия. В эпоху бронзы Казахстан был одним из первых производителей бронзы в мире. Объемы выплавленного металла были огромны. Так, только в районе Жезказгана было получено 100 тыс. тонн меди. Олова же по Центральному Казахстану было добыто 130 тонн, что достаточно для выплавки 15 тыс. тонн чистой бронзы. И это только по исследованным выработкам.

Важной отличительной чертой андроновской культуры было использование керамики. Изготовлялись сосуды различных форм – баночной, горшковой. Последние богато орнаментировались. Применялся геометрический орнамент, т. е. меандры в виде сложных крестообразных фигур из параллельных линий.

 

Археологические памятники

В Западном Казахстане исследованы могильники Киргильды и поселение Тасты-булак, относящиеся к эпохе ранней бронзы. В Центральном – могильники Акшатау, Бугулы, поселения Ботакара нуринского периода и памятники Карабие, Айшрак, Карасай – атасуского. В Восточном Казахстане исследованы могильники Канай, Сарыколь, Койтас. В Северном Казахстане к федоровскому пероду относятся могильники Боровое, Обалы, Биирек-Коль, а алакульскому – могильник и поселение  Алексеевское, могильники Ефимовка, Петропавловский. Южный Казахстан и Семиречье беднее памятниками андроновской культуры. Здесь исследованы могильники Тау-Тары, Куюкты, Каракудук.

Интересен погребальный обряд андроновцев. Хоронили умерших в каменных ящиках, образованных из плит, поставленных вертикально. Могила накрывалась сверху каменной плитой, над которой насыпался невысокий курган. В могилу вместе с умершим погружались богато орнаментированные сосуды, украшения из бронзы и золота.  Иногда встречались случаи трупосожжения, когда хоронили пепел умершего.

 

БЕГАЗЫ – ДАНДЫБАЙ

C аридизацией климата на территории Казахстана начинает зарождаться новый, более прогрессивный тип хозяйства – кочевое скотоводство. Поселения постепенно стали превращаться в зимовки, земледелие стало приобретать подсобный характер. В стаде увеличилась доля лошадей и овец, способных круглый год находиться на подножном корме.

Это ведет к тому, что в Центральном Казахстане комплексная земледельческо-скотоводческая андроновская культура XII – Х вв. до н. э. сменяется кочевой бегазы-дандыбаевской культурой, названной так по могильникам Бегазы и Дандыбай. Отличительная черта этой культуры – монументальные погребальные сооружения, имеющие сложную планировку. Внушительный вид и богатый погребальный инвентарь говорят о принадлежности усопших к родоплеменной знати, т. е. общество уже сформировано и  стратифицировано, близкое к образованию государств.

 

Общественный строй. Использование металлов и колесного транспорта позволило андроновцам освоить степные просторы Казахстана и перейти от оседлого скотоводства к отгонному, что привело к увеличению стада овец и коней – основного богатства древних казахстанцев. Среди андроновцев начинается имущественная дифференциация, а частые столкновения с соседями из-за хороших пастбищ и скота – к выделению из среды общины военной аристократии – воинов-колесничих. К началу 1 тыс. до н. э. родовая община андроновцев разложилась, из ее среды выделились три иерархически соподчиненные группы: военная аристократия, жрецы и рядовые общинники,

Андроновцы жили родовыми общинами, состоявшими из нескольких больших патриархальных семей. Несколько родственных общин составляли племя. Священная  книга “Авеста” называет племена ариев, туров, хьона, дана, сайрима, саина, даха, населявшие в начале 1 в. до н. э. степные просторы Казахстана и Средней Азии.

 

Постепенно отгонное скотоводство в степи сменилось более продуктивным способом производства – кочевым, что привело к дальнейшему росту производительных сил и усложнению политической системы племен, населявших Казахстан.

 

28)Социальная организация традиционного казахского общества: структура, институты управления и власти.

Социальная структура казахов. В самом общем виде традиционная социальная структура казахов представляется как сочетание трех больших социальных групп, различающихся не по имущественному цензу, а по социальному статусу, строго определенному для каждой из них. Для традиционной социальной структуры казахов характерно несовпадение имущественного положения и социального статуса людей. Ее общая конфигурация определяется не столько социальными отношениями, господствовавшими в данном обществе, но и политическими мотивами, и в особенности своеобразием генеалогической организации.

Султаны. Султаны образовывали высшую степную аристократию политическую или служилую, занимавшую господство в обществе в силу происхождения от могущественного Чингиз-хана. Сословие султанов, называвших себя «ак-суйек» (белая кость) и противопоставлявших себя «кара-суйек» (черная кость) – народным массам – было организовано корпоративно, монополизируя и олицетворяя высшую официальную власть в казахском обществе.

Первоначальное понятие султан означало владычество, господство, а также власть, правительство. С середины Х в. его стали употреблять для обозначения персонального носителя светской власти – государя.

К привилегиям султанов следует отнести и то, что они были неподсудны судам биев. Кроме того, только султаны и ханы имели право иметь при себе тюленгутов – лично зависимую от них челядь, которая постоянно находилась непосредственно при султанском дворе.

Вся султанская группа имела единую тамгу, такую же, какой пользовались казахские ханы, и военный клич «архар». Каждый султан имел право на именную печать, на особое одеяние.

Бии. Известно, что казахское понятие «бий» (би) происходит от тюркского, «бег» (бек, бей) – традиционного титула, которым в тюркских сообществах наделялся, как правило, знатный, состоятельный или могущественный в ином отношении человек.

Биями назывались крупные представители родовой знати, занимавшие в обществе место ступенькой ниже правящего сословия султанов. Если могущество султанов было обусловлено их богатством и происхождением от ак-суйек, то сила и влияние бийской группы, выросшей из недр караши, кроме ее экономически господствующего положения в общество, объяснялись и личными качествами ее членов, как-то: знанием адата, традиций, остроумием в словопрениях, умением защищать и отстаивать интересы общин и т.д. Нередки были случаи, когда выходцы из простого народа, благодаря своей природной одаренности добивались звания биев.

Судебная власть, которая принадлежала биям, имела исключительное значение в казахском обществе. Она в основном сводилась к разбирательству различных споров и притязаний как внутри коллективов, так и между родами и их отделениями. Султаны, в том числе сам хан, должны были считаться с мнением биев, имевших большое влияние и прочную опору в кочевых общинах. Все это способствовало тому, что т занимали относительно прочную позицию в обществе.

Батыры. Сам термин «батыр» не означал принадлежность к какому-нибудь сословию, это не социальная категория, а, прежде всего, почетное звание. Звание батыра носили ханы, султаны, т и другие представители родовой знати, которые выдвинулись в период борьбы с внешними врагами, в особенности с джунгарами в XYII-XYIII в.в., как умелые тачальника, одержавшие ряд побед. Звание батыра не было наследственно, а приобреталось личными военными подвигами и присваивалось талантливым тачальникам, храбрым и отважным воинам.

Баи. Надо различать два значения слова «бай». В одном случае оно употребляется для обозначения богатого человека  вообще: «баи» – богач, «байлык» – богатство. Достаточно было хозяйству располагать скотом и пастбищем в размерах, обеспечивающих потребление и расширенное воспроизводство, как оно уже могло быть названо байским. Ханы, султаны, т, старшины – все это баи, поскольку они владели лучшими пастбищными угодьями и многочисленными стадами. В другом случае термин «баи» обозначает не всех представителей кочевой знати вообще, а только определенную социальную группу, не имеющую наследственных, пожалованных титулов.

Духовенство. Духовенство в Казахстане состояло из ходжей и мулл. Ходжи представляли аристократическую верхушку духовенства. Они находились вне родов, не входили в казахскую общину. Ходжи претендовали на такое же общественное признание как султаны и относили себя в разряд «асыл суйек» (святая кость), что свидетельствовало о происхождении их от первых последователей пророка Мухаммеда. Это сословие, в доказательство своей обособленности, имело особую тамгу и уран. В Казахстане ходжи не сложились в влиятельную в политическом отношении прослойку.

Другую группу духовенства составляли муллы. В Казахстане муллой именовался каждый сколько-нибудь знающий татарскую грамоту и выдержки из Корана и могущий руководить отправлением религиозных обрядов.

Шаруа. Основная масса населения, состоящая из кочевников-скотоводов, обходящихся в своих хозяйствах личным трудом, называлась шаруа. Шаруа делились на жай-шаруа, то есть рядовые более или менее экономически обеспеченных и самостоятельных крестьян, и кедеев-шаруа (кедей, жарлы) – менее обеспеченных крестьян, нередко вынужденных прибегать к чужой экономической помощи.

Байгуши. Байгуши или иначе их называют консы, как социальная прослойка в казахском обществе возникла в период усиленного имущественного расслоения внутри казахской аульной общины, когда сосредоточение богатства в руках одной части общества усиливало процесс обнищания другой части общества. Байгуши представляли из себя массу, лишенную или почти лишенную средств производства и в силу этого экономически и политически бесправную.

Рабы (кулы). Удельный вес рабского труда в обществе был незначительным и не играл заметной роли в определяющей отрасли производства – в скотоводстве. Размеры рабовладения в казахском обществе были невелики, – никто, можно сказать, не владел большими группами рабов. Рабство в Казахстане имело патриархальный характер.

Туленгуты. Правом на владение туленгутами пользовались только ханы и султаны – представители аристократического сословия в казахском обществе, происходящего от «белой кости».

Тюленгуты, находясь вместе с султаном, участвуя с ним в походах, выполняя его отдельные административные и хозяйственные и иные поручения, имели полную возможность обогатиться. Некоторые тюленгуты жили при султанах не только со своими семьями, но и с другими родственниками, что характеризует их как крестьян, прочно обосновавшихся в султанском владении, полностью оторвавшихся от казахских родов, аульных общин.

Тюленгутская служба была наследственной, а не личной. Тюленгуты переходили по наследству от одного султана к другому.

 

Политическая система казахского общества. Политическая система казахского общества состояла из нескольких уровней. Первый регулировал отношения внутри общины, власть держалась только на авторитете правителя общины.

Следующий уровень представляется в виде сложной иерархии общин (потестарная структура). Основное население в этой иерархии занимает места соответственно степени генеалогического родства, начиная от мелких патринимических групп до крупных союзов племен.

Основным субъектом политических отношений в Казахском государстве были общины.

Традиционное казахское государство было основано на двойной структуре власти. В нем параллельно сосуществовали две власти – авторитетная и аристократическая. Первая основывалась на традициях, обычаях, авторитете правящей элиты открытого типа. Аристократическая власть опиралась на элиты закрытого типа, которые не допускали в свои ряды новых членов. Эта власть чингизидов – торе, воплощающей верхний эшелон политической власти.

Ханская власть. Возникновение казахского ханства и его 380-летняя история неразрывно связаны с деятельностью ханов, сыгравших огромную роль в становлении национальной государственности, формировании этнической территории и защите независимости Казахстана. В степи ханский титул признавался только за потомками Чингизхана. Ханская власть передавалась по наследству. Законными наследниками считались братья, дети, внуки.

Новый претендент на ханскую власть нуждался в официальном признании на всенародном курултае – съезде, собрании. Одним из непременных символизирующих избрание хана условий является поднятие знатью нового государя на тонком белом войлоке.

Власть хана не регламентировалась какими-либо твердыми уставами, законами. Она покоилась прежде всего на материальной силе данного хана, его авторитете, поддержке степной знати и на древних обычаях. Основные свои функции – верховного сюзерена казахской земли, полководца, дипломата, судьи, законодателя – ханы осуществляли в своеобразных условиях кочевой цивилизации.

Как главе господствующего рода чингизидов и главе государства, хану принадлежало право высшего распоряжения кочевьями. Ханы решали земельные споры, закрепляли нераспределенные или свободные пастбища за отдельными общинами. Взимание податей с населения относится к личным правам хана. Хотя оно не было закреплено в законах, однако мало кем оспаривалось.

Поставки населения в пользу хана носили различные названия: согум (для содержания ханского дома в зимнее время), зекет (часть скота, взимаемая по определенной шкале), ушур (часть урожая – обычно одна десятая).

Во время войн и крупных конфликтов хан, являясь главнокомандующим войсками ханства, становился во главе отрядов народного ополчения.

Хану принадлежала высшая судебная власть, к нему могли апеллировать недовольные решениями бийских и султанских судов.

Наконец, хан представлял государство перед внешним миром. Им или по его уполномочию, и от его имени велись переговоры с другими государствами, принимались иностранные послы, назначались послы в иностранные государства и т.д.

 

№ 53) Насильственная коллективизация  в Казахстане и ее  последствия. Голод 30-х годов –  трагедия казахского аула в годы коллективизации.

По­лити­ка кол­лекти­виза­ции в Ка­захс­та­не (1925–1933 гг.)

В де­каб­ре 1927 г. сос­то­ял­ся ХVсъезд ВКП (б), из­вест­ный как съезд кол­лекти­виза­ции. Сог­ласно его ре­шени­ям, за ко­рот­кие сро­ки, к вес­не 1932 г. сель­ское хо­зяй­ство стра­ны долж­но бы­ло прев­ра­тить­ся из еди­нолич­но­го в кол­лектив­ное — кол­хозное.

Кол­лекти­виза­ция про­води­лась на­силь­ствен­ны­ми ме­тода­ми, фор­си­рован­ны­ми тем­па­ми без уче­та осо­бен­ностей жиз­ни ко­рен­но­го на­селе­ния. Так, в 1928 г. в Ка­захс­та­не бы­ло кол­лекти­визи­рова­но 2 % хо­зяй­ств, на 1 ап­ре­ля 1930 г. этот по­каза­тель сос­тавлял уже 50,5, а в ок­тябре 1931 г. — око­ло 65%. Ряд об­ластей пе­рек­рыл да­же эти «удар­ные» тем­пы, нап­ри­мер, в Ураль­ском, Пет­ро­пав­ловс­ком ок­ру­гах кол­лекти­визи­рова­но бы­ло бо­лее 70 % хо­зяй­ств. К осе­ни 1931 г. в рес­публи­ке 78 районов из 122 ох­ва­тили кол­лекти­виза­ци­ей от 70 до 100 % хо­зяй­ств. Жест­кие, на­силь­ствен­ные ме­ры, ко­торые соп­ро­вож­да­ли этот про­цесс, вы­лива­лись в не­закон­ные арес­ты, ли­шение из­би­ратель­ных прав, вы­селе­ния, мно­гие бы­ли расс­тре­ляны. Толь­ко в 1933 г. ор­га­нами ОГ­ПУ Ка­захс­та­на бы­ло арес­то­вано свы­ше 21 ты­сячи че­ловек.

Пер­вый сек­ре­тарь Край­ко­ма пар­тии Ф. И. Го­лоще­кин про­пове­довал в Ка­захс­та­не идею про­веде­ния «Ма­лого Ок­тября», где до­казы­вал, что аул «не чувс­тво­вал ды­хания Ок­тября и что здесь не­об­хо­димо про­вес­ти ма­лую Ок­тябрь­скую ре­волю­цию». Ф. Го­лоще­кин изб­рал курс на обост­ре­ние клас­со­вой борь­бы под ло­зун­гом «со­вети­зации аула».

Не­доволь­ные этой по­лити­кой на­ци­ональ­ные ли­деры — Т. Рыс­ку­лов, С. Са­ду­ака­сов, С. Сей­фул­лин, С. Ход­жа­нов, Ж. Мын­ба­ев бы­ли отоз­ва­ны в рас­по­ряже­ние ЦК ВКП (б) и об­ви­нены в на­ци­она­лиз­ме.

Еще боль­ше по­ляри­зова­ла обс­та­нов­ку в ауле ком­па­ния пе­реде­ла се­нокос­ных и па­хот­ных уго­дий. К вес­не 1926 г. тру­дящи­еся аула по­лучи­ли 1,3 млн. га се­нокос­ных и 1,25 млн. га па­хот­ных уго­дий, ра­нее при над­ле­жав­ших ба­ям.

Фор­ми­рова­ние и ста­нов­ле­ние кол­хозно­го строя тре­бова­ло: а) вре­мени; б) круп­ных фи­нан­со­вых вло­жений; в) мо­раль­ной и пси­холо­гичес­кой под­го­тов­ки крестьянс­ких масс.

Но на прак­ти­ке вновь при­бег­ли к ко­манд­но-ад­ми­нист­ра­тив­но­му си­лово­му ме­тоду. На­чалась транс­фор­ма­ция по­лити­ки «все­мер­но­го раз­ви­тия ко­опе­рации во всех фор­мах» в «курс на кол­лекти­виза­цию».

3 фев­ра­ля 1928 г. бы­ли при­няты чрез­вы­чай­ные ме­ры в хо­де хле­боза­гото­вок. В ре­зуль­та­те этой по­лити­ки:

  1. Го­лоще­кин нап­ра­вил в се­ла и аулы бо­лее 4800 упол­но­мочен­ных;
  2. В хо­де хле­боза­гото­вок око­ло 31 ты­сячи крестьян бы­ло под­верг­ну­то реп­ресси­ям;
  3. С 1 ок­тября 1928 г. по 1 де­каб­ря 1929 г. бы­ло расс­тре­ляно 277 крестьян;
  4. На­чал­ся от­каз от ис­ходно­го прин­ци­па НЭ­Па, пре­дос­тавляв­ше­го крестьянс­ким хо­зяй­ствам га­ран­ти­рован­ное пра­во рас­по­ряжать­ся по сво­ему ус­мотре­нию из­лишка­ми сель­ско­хозяй­ствен­ной про­дук­ции.

ЦК пар­тии на­мечал за­кон­чить кол­лекти­виза­цию в Ка­захс­кой АССР к вес­не 1932 г., с уче­том: а) экс­тен­сивнос­ти жи­вот­но­водс­тва; б) при­митив­ной ма­тери­аль­но-тех­ни­чес­кой ба­зы; в) от­сутс­твия тра­диций крестьянс­кой ко­опе­рации в прош­лом; г) ко­чево­го и по­луко­чево­го об­ра­за жиз­ни степ­ня­ков.

Ос­новные фор­мы кол­хозно­го стро­итель­ства в Ка­захс­та­не:

  1. В зер­но­вых районах — сель­ско­хозяй­ствен­ная ар­тель;
  2. В жи­вот­но­вод­ческих районах — то­вари­щест­во по сов­мест­ной об­ра­бот­ке зем­ли и кось­бе, где по ус­та­ву скот не обоб­щест­влял­ся, ис­поль­зо­вание лич­но­го ско­та и ин­вента­ря оп­ла­чива­лось.

Со вто­рой по­лови­ны 1929 г. в рес­публи­ке фор­си­рован­но раз­ви­ва­ет­ся кол­хозное дви­жение. Соз­да­ют­ся пер­вые МТС (ма­шин­но-трак­торные стан­ции). Для про­веде­ния кол­лекти­виза­ции на­ряду с мест­ны­ми «кол­лекти­виза­тора­ми» Казк­рай­ком пар­тии прив­лек 8 тыс. ра­бочих и в рес­публи­ку бы­ло нап­равле­но 1204 двад­ца­типя­титы­сяч­ни­ка из Моск­вы, Ива­ново-Воз­не­сенс­ка, Харь­ко­ва, Ле­нинг­ра­да. «Пос­ланцы пар­тии» на­саж­да­ли в сте­пи та­кой тип рас­се­ления аулов, ко­торый в точ­ности пов­то­рял пла­ниров­ку рос­сий­ской де­рев­ни.

Не­дос­татки по­лити­ки кол­лекти­виза­ции:

  1. Идея кол­лекти­виза­ции сель­ско­го хо­зяй­ства с са­мого на­чала бы­ла диск­ре­дити­рова­на жес­то­чай­шим то­таль­ным тер­ро­ром;
  2. Кол­лекти­виза­ция фор­си­рова­лась без уче­та мест­ных ус­ло­вий, не­об­хо­димой пред­ва­ритель­ной под­го­тов­ки, пре­иму­щест­вен­но ад­ми­нист­ра­тив­ны­ми ме­тода­ми.

В сов­мест­ной ди­рек­ти­ве Казк­рай­ко­ма ВКП (б) и Сов­нарко­ма от 25 де­каб­ря 1931 г. ста­вилась за­дача «ох­ва­тить пла­новы­ми ме­роп­ри­ятиями по осе­данию» в 1932 г. все ос­тавши­еся ко­чевые и по­луко­чевые тру­довые хо­зяй­ства и про­цесс осе­дания за­вер­шить в 1933 г. Пле­нум Казк­рай­ко­ма пар­тии (де­кабрь 1929 г.) пред­пи­сывал, что­бы осе­дание про­из­во­дилось на ос­но­ве 100% кол­лекти­виза­ции всех осе­да­ющих бед­няцко-се­ред­няцких хо­зяй­ств. Ди­рек­ти­вами Казк­рай­ко­ма ВКП (б) в 6 ок­ру­гах рес­публи­ки соз­да­на ко­мис­сия по кол­лекти­виза­ции, ко­торая оп­ре­дели­ла 20 районов пер­вой оче­реди, ус­та­новив про­цент ох­ва­та кол­лекти­виза­ции от 60 до 80–100%.

В ус­ло­ви­ях жест­ко­го ад­ми­нист­ри­рова­ния пре­ус­пе­вали лже­бел­сенды (лже­ак­ти­вис­ты), ко­торые при­няли на во­ору­жение при­емы и ме­тоды бай­ских, во­лост­ных ша­бар­ма­нов (под­пе­вал), ак­ти­вис­тов пе­ри­ода «во­ен­но­го ком­му­низ­ма». За­вер­шив осе­дание вмес­то зап­ла­ниро­ван­ных трех лет в те­чение трех дней, лже­бел­сенды тут же на­чали «пре­об­ра­зовы­вать» ско­товод­ческие хо­зяй­ства в кол­хо­зы.

Та­ким об­ра­зом бы­ло кол­лекти­визи­рова­но всех хо­зяй­ств:

  • в Аб­ра­линс­ком районе — 70%;
  • в Джам­бей­тинс­ком районе — 60%;
  • в Джа­ныбекс­ком районе — 95 %.

В фев­ра­ле 1932 г. зи­мой в Чуй­ском районе в ра­ди­усе 150 км стя­гива­лись сот­ни хо­зяй­ств, 400 юрт выст­ро­ились в по­селок «го­родс­ко­го» ти­па.

Уро­вень кол­лекти­визи­рован­ных хо­зяй­ств пос­то­ян­но воз­растал: в 1928 г. -2%; на 3 ап­ре­ля 1930 г. — 56,4%; к ок­тябрю 1931. г. — око­ло 65%.

Кол­лекти­виза­ция и од­новре­мен­ное осе­дание ста­ли раз­ру­шать ве­ковой ук­лад жиз­ни аула до ос­но­вания. Унич­то­жал­ся не толь­ко класс ка­захс­ко­го об­щест­ва, ру­шились все ус­тои, на­рабо­тан­ные ты­сяче­лети­ями ко­чевой ци­вили­заци­ей.

В свя­зи с про­доволь­ствен­ны­ми труд­ностя­ми 1929 г. ре­шению про­доволь­ствен­ной прог­раммы (за­готов­ке сель­ско­хозяй­ствен­ной про­дук­ции) был при­дан ха­рак­тер чрез­вы­чай­ной ак­ции вре­мен «во­ен­но­го ком­му­низ­ма»:

  1. В 1931–1932 гг. в Шу­бар­та­ус­ком районе сда­ли го­сударс­тву на мя­со 80% все­го по­головья ско­та;
  2. Бал­хашс­ко­му району, нас­чи­тыва­юще­му 173 тыс. го­лов ско­та, бы­ла да­на раз­верс­тка в 297 тыс. еди­ниц;
  3. «Пе­реги­бов не до­пус­кать — пар­но­копыт­ных не ос­тавлять!» — та­ков был де­виз, нап­ри­мер, тур­гай­ских пе­региб­щи­ков, где от мил­ли­он­но­го по­головья ско­та ос­та­лось все­го 98 тыс. го­лов.

 

 

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Казахстан в эпоху бронзы: Андроновская и Бегазы - Дандыбаевская культуры

error: Материал көшіруге болмайды!