Образование казахской народности

Материалы к лекционным занятиям по курсу «История казахстана»

(подготовлены к.и.н., доцентом Аминовым Т.М.)

 

Тема 5.   Образование казахской народности

  1. Формирование казахской народности
  2.   Социальное и этническое содержание

                                  термина «қазақ».

 

Формирование казахской народности

В XV-XVI вв. в основном завершился многовековой процесс формирования казахской народности и ее этнической территории, фактически в тех же пределах, в которых размещались казахи и в последующие века.

Этническую основу казахской народности, как и ряда других тюркских народностей региона Центральной Азии, также сложившихся в XV-XVI вв., составили многочисленные разноязыкие в прошлом племена и народы – от саков, усуней, кангюев, гуннов, тюрков, тюргешей, карлуков, огузов, кимаков, кыпчаков до найманов, аргынов, киреев, конгратов, джалаиров, дулатов и многих других, обитавших в разное время на территории Казахстана. Некоторые из них в разные эпохи имели свои государства. Многие древние тюркские родовые и племенные названия сохраняются у казахов и в позднее время.

Решающий этап в этнических процессах в Казахстане и в целом в регионе степных территорий Евразии связан с массовым расселением тюрков в западном направлении с середины I тыс. н.э.  На землях Казахстана тюркские племена смешивались с потомками древних его обитателей саков, сарматов, усуней, кангюев.

Важным этапом в этнических процессах явилась дальнейшая  консолидация тюркских племен. Государственное объединение кыпчакских племен, к примеру,  содействовало этнополитическим и хозяйственно-культурным контактам массы тюркских племен обширных территорий от Иртыша до Урала и Волги и далее на запад. В составе племен кыпчакской конфедерации были кимаки, баяндуры, баяуты, канглы, уран, югуры, токсоба, олбурлик (ильбари), йета, буржоглы, анджоглы, дурут и многие другие.

В XII – начале XIII вв. кыпчаки, как и карлуки, были на пути сложения народности раннефеодального типа. Но события последующих столетий раздробили и эту крупную этнополитическую   общность,   сделали  восточных  кыпчаков   участниками   сложения казахской, а также киргизской, узбекской, каракалпакской, ногайской и целого ряда других народностей.

Дальнейшее поступательное развитие этнической консолидации населения было задержано монгольским нашествием. Отрицательных воздействий на этническую ситуацию в регионе было слишком много. Была истреблена, уведена в рабство, втянута в завоевательные походы чингизидов и перемещена за пределы Казахстана значительная часть населения. Оставшаяся часть тюркских племен Казахстана оказалась разъединенной между новыми политическими образованиями – улусами Джучи, Чагатая, Угэдэя, хотя при разграничении территорий между ними в определенной степени учитывались сложившиеся в прошлом этнические границы.

Добавился новый этнический компонент   монгольские роды и племена, передвинувшиеся на территорию Казахстана – жалаиры, конграты, мангыты, барласы, баарины и др. Захват монгольскими феодалами пастбищ вел к вытеснению, перемещению местного населения. Феодальные войны и междоусобицы, политическое дробление улусов усилили процесс измельчания, разъединения, перемещения тюркских родов и племен. Монгольское завоевание территории Казахстана привело к усилению монголоидных черт в антропологическом типе местного тюркского населения, но сами монгольские этнические группы ввиду их относительной немногочисленности и распыленности на огромных территориях были постепенно поглощены, ассимилированы преобладающей тюркской средой.

Монгольское завоевание явилось важнейшим политическим фактором, качественно изменившим ход развития этносов в регионе, открыло пути к сложению новых этносоциальных общностей. Постепенно монголы растворились среди подавляющего числа тюркского населения, приняли их язык и обычаи.

Часть кыпчаков под давлением монголов переместилась в другие районы, в пределы Северного Казахстана, Западной Сибири. Туда же ушли найманы, кереиты. Это вело к уменьшению численности населения в их коренных землях, ослаблению хозяйственного потенциала.

Особенно сильно монгольское завоевание нарушило сложившуюся этнополитическую структуру в Семиречье. Захват монголами лучших пастбищ, особенно в Восточном Казахстане и Семиречье, неизбежно вел к вытеснению с них коренного населения, а раздел монгольской знатью захваченной ими территории на улусы разобщал этнически родственные группы.

Распределив местное население по “тысячам” и “туменам”, раздробив кочевые племена между уделами и улусами, монголы смешали население, переместили крупные его массивы на новые места обитания. Замена близкородственных связей территориальными содействовала ускорению процесса консолидации кочевого населения в народность.

С установлением монгольского господства на территории Казахстана сложились особо трудные условия для этнополитического развития местного населения, из-за исключительно неблагоприятных социально-экономических его последствий. Разрушение экономики привело к разрыву хозяйственных связей, что тормозило этническое сплочение.

Но постепенно восстанавливалась хозяйственная жизнь. Стали возрождаться города на юге Казахстана, очаги земледелия в былых зонах оседлой культуры, расширялся товарообмен, восстанавливались хозяйственные контакты населения различных областей, что обеспечивало взаимообщение племен, племенных объединений, других этнополитических групп. Эти процессы связаны с историей образования и укрепления государств Ак-Орды, Ханства Абулхаира, Ногайской Орды, Могулистана. В рамках этих государств появились более благоприятные, чем в монгольских улусах, условия для политического, хозяйственного и социального развития населения Восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья, взаимообщения и взаимодействия его во всех формах общественной жизни. Политически объединив этнические территории племен, небольшие улусы и владения, возникавшие в результате усобиц и войн в Золотой Орде и Чагатаидском государстве, упомянутые государства явили собой более прочную, этнически обособленную государственную организацию, обеспечившую входившим в него племенам и племенным объединениям территориальное и политическое единство, возможность развития экономики, культуры, мирных контактов населения различных районов Казахстана.

В XIV – первой половине XV вв. в период Ак-Орды, государства кочевых узбеков стабилизируется этнический состав племен на территории Казахстана, сглаживаются различия множества местных и переместившихся тюркских, монгольских племен, устанавливается общность этнических черт разных племенных объединений. Эти государства были по существу полиэтничными по составу населения. Этнический состав населения Ак-Орды, Ханства Абулхаира (государства кочевых узбеков), Ногайской Орды был в основном идентичным. Их населяли тюркоязычные племена, известные в письменных источниках того времени под собирательным этнополитическим термином “узбек”: кыпчаки, уйсуны, конграты, киреиты, мангыты, аргыны, карлуки, канглы, найманы. Кроме них источники называют племена и роды буркутов, киятов, утарчи, джатов, чимбаев, кенгересов, карлаутов, таймасов, шадбаклы, маджаров, уйратов и др. Многие из этих племен известны в составе казахских Среднего и Младшего жузов.

Входя в разные государственные образования, население Казахстана в XIV-XV вв. пользовалось одним языком: в то же время исследователями отмечается преемственность языка у большинства племенных групп и племен в до – и послемонгольских государствах на этой территории. Антропологический материал, относящийся к этому времени, говорит о единстве в основном антропологического типа населения, идентичного казахам последующего времени.

Теперь несколько по теории этногенеза казахов. Во второй половине XIX в. увеличилось число исследований по этногенезу казахов, но в удельном весе их возросло реакционное направление.  Некоторые ученые отрицали преемственность истории казахов с историей предшествующих им образований. Так, М. Красовский образование казахского народа относит к поздним послемонгольским временам и объясняет его объединением самостоятельных и разновременных орд-жузов, не имевших общей истории, но почему-то носивших одно название казах. Другой ученый – Н.А. Аристов старался обосновать родоплеменную теорию образования кочевых племен. По его мнению, роды не только пользовались всеобъемлющим значением в бытовых укладах, но и играли весьма важную роль в их политической жизни.

Данные работы можно считать первым этапом изучения вопроса, когда накапливался материал о жузах, их племенном составе, времени их возникновения.

Начало второму этапу было положено В.В. Бартольдом. Большинство ученых, вслед за этим выдающимся востоковедом, объясняли разделение казахов на три жуза тем, что оно диктовалось хозяйственно-экономическим районированием Казахстана, базирующимся на географо-климатических признаках.

На наш взгляд, понимание природы жузов может быть достигнуто только при рассмотрении системы традиционного мировоззрения казахов, в сравнении ее с системами других народов.

Казахи Старшего жуза традиционно занимали территорию Семиречья, в частности, бассейны реки Или и ее многочисленных притоков, предгорья Джунгарского, Заилийского и Киргизского Алатау, Каратау, междуречья Чу и Таласа, а также районы верхнего и отчасти среднего течения Сырдарьи. Примерная численность казахов Старшего жуза на рубеже XIX-XX вв. составляла 700 тыс. человек. Они подразделялись на группы: жалаир (примерно 100-110 тыс. человек), ошакты (около 20 тыс.), канглы (совместно с группой шанышклы – около 50 тыс.), дулаты (около 250 тыс.), суаны (около 30 тыс.), албаны (100 тыс.), сары-уйсуни (10 тыс.), шапрашты (50-60 тыс.), сргели (40 тыс.), ысты (40-45 тыс.). Среди казахов Старшего жуза также проживали небольшие группы торе, кожа, бес-тамгалы и др. общей численностью примерно 15 тыс. человек. Казахи Среднего жуза традиционно занимали территорию Центрального, Северного, Восточного и отчасти Южного Казахстана –  по среднему течению Сырдарьи. Численность казахов Среднего жуза на рубеже XIX-XX вв. составляла примерно 1200-1300 тыс. человек, а с учетом казахов Китая и Монголии, главным образом найманов и кереев, – более 1500 тыс. Крупнейшей племенной группой казахов были аргыны – около 500 тыс. человек, за ними следуют найманы – более 400 тыс., кыпчаки – 140-150 тыс., кереи  – 65-70 тыс., уаки  – 55-60 тыс., конраты – только в пределах современной территории Казахстана – 40-45 тыс., а в Средней Азии – более 100 тыс., таракты – 10 тыс. Среди казахов Среднего жуза также проживали торе, толенгуты, киргизы, туркмены, бахтияры, шала-казахи и другие, численность которых составляла примерно 15 тыс. человек.

Казахи Младшего жуза традиционно занимали территорию Западного Казахстана от водораздела Иргиз – Тургай – Тобол и Мугоджарских гор до восточной оконечности Каспийского моря и низовьев Урала и от нижнего течения Амударьи и Сырдарьи до Урала и Тобола, захватывая п-ов Мангышлак, северную часть плато Устюрт, восточную часть Прикаспийской низменности и возвышенности Общий Сырт, Эмбенское и западную часть Тургайского плато, южную оконечность Приуралья, Мугоджары, северную часть Туранской низменности и северное побережье Аральского моря. Общая численность казахов Младшего жуза на рубеже XIX-XX вв. составляла примерно 1000 тыс. человек. Они подразделялись на три крупных объединения: алимулы, байулы и жетыру. Племенные группы алимулы насчитывали: шекты – 60-80 тыс., шомекей – более 100 тыс., торткара – 50-60 тыс., кете – 50-60 тыс., каракесек -20-25 тыс. и карасакал – 10-15 тыс.; группы байул: адай – 80-90 тыс.,байбакты – 40 тыс., берш – 40 тыс., тазлар – 20 тыс., черкеш – 45 тыс., маскар – 20 тыс., тана – 25 тыс., кызылкурт – 40 тыс., жаппас – 50 тыс., алтын – 30 тыс., исык – 20 тыс., есентемир – 20 тыс., шихлар – 70 тыс. палаша – 40 тыс.; группы жетыру: табын – 80 тыс., жагалбайлы  – 70 тыс., кереит – 30-35 тыс., тама  – 40-50 тыс., толеу – 20 тыс., кердери – 20 тыс. и рамадан – 5 тыс. Среди казахов Младшего жуза также проживали небольшие группы торе, кожа, бахтияров и др. общей численностью примерно 10 тыс. человек.

Племена каждого из казахских жузов были связаны общими маршрутами кочевания, имели общую этническую территорию. Окончательное завершение процесса этнической консолидации казахской народности замедлялось разобщенностью отдельных, исторически складывавшихся ее частей, входивших в состав нескольких государственных образований. Следует отметить, что в XIV-XV вв. продолжались многочисленные миграции.

Государственное объединение во второй половине XV-XVI вв. основных этнических групп казахской народности и ее этнической территории ускорило процесс завершения формирования народности. В отличие от Ханства Абулхайра и Ак-Орды, а также Могулистана, Казахское ханство имело более широкую и прочную этническую основу – уже сложившуюся казахскую народность.

На территории Южного Казахстана и Юго-Западного Семиречья издавна был стык двух главных этнических узлов формирования казахской народности, двух крупных этнополитических общностей древнего Казахстана – Кыпчакского союза племен в Центральном, Северном и Южном Казахстане и Усуньского союза племен в Юго-Восточном Казахстане, ставших основой Среднего и Старшего жуза казахов. Их этнические территории простирались к северу и северо-востоку от бассейна средней Сырдарьи и Каратау.

Сложившаяся народность со второй половины XV в. известна среди соседей и в письменных источниках, отражавших современные события, под именем «казахи» (казак).

Социальное и этническое содержание термина «қазақ». Происхождение этнонима «казах», правильное «казак» – тюркское слово, долгое время являлось предметом дискуссий исследователей и отражено в многочисленных легендах народа, сложенных им относительно своего происхождения. В источниках этот термин употреблялся сначала в социальном смысле и означал «человека, отделившегося от своего государства, племени, рода и вынужденного вести жизнь искателя приключений» (В.В. Бартольд). По «Тарих-и Рашиди» М. Дулати и другим источникам термин «казахи» применялся для обозначения политической группировки во главе с Джанибеком и Кереем, откочевавшей в Семиречье, сначала в форме «узбек-казахи», затем «казахи». С этого момента значение слова «казак» начинает изменяться. Из социального термина оно превращается в политический, обозначая подданных Казахского ханства.

С укреплением ханства Джанибека и Керея казахами стало называться все подвластное им население. Ханство, основанное ими, получило название «Казахского». Постепенно термин “казахи” приобрел этнический смысл и стал употребляться как этноним для обозначения уже сложившейся тюркской народности Восточного Дешт-и-Кыпчака, Семиречья и Южного Казахстана. Одна из последних и наиболее полных сводок сведений из письменных восточных источников о термине казах и его социальной и этнической интерпретации представлена в книге С.Г. Кляшторного и Т.Н. Султанова «Казахстан – летопись трех тысячелетий».

Однако в официальных кругах, вплоть до XX в., для обозначения казахского этноса пользовались термином «Алты-алаш», общим для ногаев и казахов.

 

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Образование казахской народности

error: Материал көшіруге болмайды!