История открытия Аркаима

  1. История открытия Аркаима.

История исследования культурного комплекса Аркаим несколько необычна. Он был открыт весной 1987 г. на юге Челябинской обл. в районе строительства крупной оросительной системы. Строительство находилось фактически на стадии завершения, и по прошествии одного-двух сезонов памятник должен был быть затоплен.
Все это предопределило характер крупномасштабных полевых исследований и напряженную борьбу с Минводхозом РСФСР за спасение уникального археологического объекта (Аркаим…, 1995, с. 196-222). Глубокая лабораторная обработка массовых материалов была отодвинута на будущее.
Аркаим как культурный комплекс включает укрепленное поселение, прилегающие к нему хозяйственные площадки, могильник и ряд неукрепленных селищ. Памятник расположен на р. Большая Караганка и ее левом притоке – р. Утяганка, в предгорной долине у восточных склонов Уральских гор. Название “Аркаим” (возможно, тюркское “спина”, в географической терминологии – хребет, водораздел) дано по наименованию сопки и урочища.
Укрепленное поселение имеет хорошую сохранность и четко дешифрируется на аэрофотоснимках. На снимках масштаба 1:17 500, сделанных в 1956 г. (рис. 1), Аркаим дешифрируется в виде кольцевой концентрической структуры, образованной двумя вложенными друг в друга кольцами белого фототона. С севера, запада я юга намечаются фрагменты третьего, незамкнутого внешнего кольца, которое в настоящее время визуально не фиксируется. Участки поверхности, заключенные в двух соседних кольцах, имеют упорядоченную радиальную структуру, обусловленную чередованием темных и светлых полос – развалами жилищных конструкций и радиальных стен. На стереомодели в центре Аркаима выделяется плоская незастроенная площадка прямоугольной формы, ориентированная по линии северо-восток – юго-запад.

На аэрофотоснимках различных лет за пределами укрепления фиксируются участки специального назначения, связанные с жизнедеятельностью поселения. Это так называемые аркаимские огороды – следы мелиоративных сооружений и древней обработанной почвы” упорядоченные структуры неизвестного назначения.

Кроме этого, в районе укрепленного поселения расположены неолитические стоянки могильник позднеямного времени несколько погребальных сооружений поздней бронзы . Некрополи, связанные с Аркаимом находятся на расстоянии 1, 2 км к северо-востоку от поселенческого комплекса (Здано-вич Д.Г., 1995, с. 43-53).

В процессе полевых исследований поселения и могильника аэрофотосъемка велась регулярно с двухместного мотодельтаплана обычной и специальной фотоаппаратурой, позволяющей получать качественные стереопары3. В последние годы с воздуха регулярно ведется видеосъемка4. Аэрофото- и видеодокументация, а также геофизические работы, проведенные комплексом высокочастотной микромагнитной съемки и электроразведки методом симметричного профилирования каппаметрии (Тибелиус В.Я., 1995, с. 184-193), позволили целесообразно и результативно решать многие чисто археологические задачи.

Площадь поселения в пределах двух колец фортификационных сооружений около 20 000 м2. Археологическими раскопками вскрыто 8055 м2. Геофизические исследования5 проведены на площади более 14 000 м2.

  1. Внешний вид и возможное предназначение Аркаима.

В XV-XII вв. до н.э. впервые на Южном Урале появляется новый тип поселений: городища-крепости, окружённые земляными валами и рвами. Самый известный из них – город Аркаим, ввиду своей уникальности получивший за несколько лет мировую известность.

Этот город-крепость находится на расстоянии 60-70 км от г. Сибая. Он открыт чуть более 5-6 лет назад и представляет собой два кольца оборонительных сооружений, которые включают и жилые помещения площадью 180-300 квадратных метров и цитадель. Внутренне пространство между наружной и внутренней стенами застроено полуземлянками размером 4 на 12 м. Дома располагались таким образом, что стенка одного дома являлась и стенкой соседнего. Стены и пол укрепляли столбами, которые врывались в пол. Все дома имели по два входа: один с наружной стороны, другой с внутренней. У внутренних стенок домов была вырыта канализационная система, покрытая деревянной мостовой, шириной 6 метров. Каждое жилище отапливалось собстенным очагом, имелся колодец и водосточные трубы.

Необычность Аркаима состоит в его круглой планировке, сложности фортификационных и малых сооружений, широкому применению сырцовых кирпичей в строительстве. В настоящем сообщении речь пойдет о центральном районе сложения культуры. Находится он на. юге Челябинской области в междуречье двух крупных водных артерий-р. Урал на западе и р. Тобол на востоке. Археологическая страна Синташты и Аркаима протянулась вдоль восточных склонов Урала с севера на юг почти на 400 км. Сегодня здесь известно 16 пунктов с 21 укрепленным поселением, многочисленными селищами и могильниками.

Укрепленные поселения Южного Урала имеют различную планировку-овал, круг, квадрат. Чаще всего круг и квадрат сочетаются друг с другом, но ведущей всегда является какая-либо одна из геометрических фигур. Расположение домов, хозяйственных построек, улочек всегда определяется планировкой внешней оборонительной стены.

Максимальную информацию о крепостях представляет достаточно хорошо исследованное поселение Аркаим, в котором. легко увидеть прообраз будущей городской цивилизации. Городище было обнесено двумя-тремя кольцами оборонительных стен и рвов, за которыми, словно спицы в колесе, по кругу расположены жилища.

В центре поселка находилась подквад-ратная площадь, вход (или въезд) на которую был открыт только с одной стороны. Основная часть площади, безусловно, предназначалась для молений. Чтобы попасть в центр, вы должны были обогнуть по периметру внутреннюю оборонительную стену, т. е. сделать по поселку полный круг или, точнее, спираль.

В планировке и архитектуре Аркаима поражает сочетание, с одной стороны, ритуальной значимости, с другой-функциональной обусловленности каждой детали. Так, планировка “города”, являясь оптимальной в стратегическом отношении, отражает сложные космологические представления древних. Удивительно продуманы системы-отопления, водоснабжения и канализации. Гениальной простотой во всей своей сложности поражают все элементы коммуникаций.

На поселениях петровско-синташтинского типа обнаружены круглые глиняные “таблички” со знаками-следы зарождающейся письменности. Смысловые знаки нарушают орнаментальную ритмику на многочисленных глиняных сосудах из поселенческих и погребальных комплексов.
К кругу аркаимских памятников правомерно отнести целую серию находок замечательной каменной антропоморфной и зооморфной скульптуры. Это особая страница мирового искусства, настоящее открытие , у которой, безусловно, впереди. Я представляю себе Аркаим как ярчайший пример синкретизма первобытности в слитности и нерасчлененности самых различных начал. В самой планиграфии Аркаима, в сочетании кругов и квадрата воплощено неразрывное слияние небесного и земного. Аркаим – это одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок. Но каждое в отдельности это не первое, не второе и не третье…
В этом плане интересно одно из понятий “Ригведы”, обозначенное словом “вриджана”. Оно встречается в тексте в разных падежных формах свыше пятидесяти раз и обозначает самое разное: “огороженное место”, “загон для скота”, “жилище”, “несколько жилищ”, “все люди, живущие в одном месте”, “армия”, “поселок” . Безусловно, за всем этим стоят конкретные исторические реалии.

Думаю, что на Аркаиме каждая малая семья и большесемей-ная община имели свои “комнаты” и дома, свою “прописку” , но поселялись люди здесь на какой-то относительно короткий срок в году, на время ритуальных действ и необходимых общественных сборов.

Постоянно на Аркаиме проживало не так уж много человек. Это могли быть жрецы и воины, совмещавшие в себе функции металлургов. Хотя по предварительным подсчетам, Аркаим мог одновременно вмещать от 1.5 до 2,5 тыс. человек.

В пределах обводных стен, вероятно, не совершалось ни одного полного цикла какого-либо ремесленного производства. Так, судя по металлургическим шлакам и разного рода отходам, можно предположить, что на Аркаиме производилась, в основном, только отливка предметов из уже готового сырья и велась холодная обработка изделий из бронзы. Аркаим, безусловно, не город. Однако это то место, та среда, где зарождались элементы городской культуры. Керамика поселения Аркаим, несмотря на все разнообразие форм и орнаментации, безусловно, представляет единый комплекс, имеющий свою узнаваемость, свою “знаковость”. Однако если оказаться в плену традиционных поисков аналогий выделенным группам и типам, вплоть до отдельных сосудов, то окажется, что таких аналогий множество и они не сконцентрированы на одной территории, а охватывают значительные пространства степей и лесостепей Евразии (Гутков А.И., 1995). Наиболее близкие параллели всему аркаимскому комплексу дают поселенческие материалы баланбашской (абашевской) культуры Приуралья (Сальников К.В., 1954, с. 52-81; Пряхин А.Д., 1976, с. 88-115; Горбунов B.C., 1986, с. 22-35, табл. II-IV, VI, VIII).

Отдельные типы аркаимской посуды находят аналогии в многоваликовой керамике Украины, в катакомбных и полтавкинских древностях, абашевских и раннесрубных материалах на всей территории распространения этих культур. К востоку от “Страны городов” аналогии ограничиваются петровскими и раннеалакульскими материалами

Многие специалисты, историки первобытного общества и археологи, считают, что появление эксплуатации и классов можно констатировать с появлением престижных предметов – богатого парадного вооружения, наборов украшений, металлической посуды. Концентрация натурального прибавочного продукта в престижно значимых ценностях означает и концентрацию власти в руках выделившейся общественной верхушки.

Есть ли какие-либо престижные знаки на поселениях и могильниках второй четверти II тысячелетия до н. э. и что можно выделить в категорию престижных предметов? Если говорить только о вещах, то такой набор невелик: каменные и металлические топоры, каменные булавы, бронзовые втульчатые наконечники копий. Однако, в основном, в могилы кладутся глиняные сосуды, металлические двулезвийные ножи с перехватом, тесла, шилья, каменные наконечники стрел и другие обычные “стандартные” вещи. В количественном же отношении наборы предметов резко различаются.

Если в рядовых погребениях встречаются одно-два изделия из бронзы, то в социально значимых их до десяти и более. В планиграфии подкурганных площадок четко выделяются центр и периферия. Центральные могильные ямы отличаются крупными размерами и сложностью внутренних конструкций. Из этих ям и происходят немногочисленные престижно значимые предметы. Вероятно, это только первый и весьма специфический этап выделения престижных ценностей, воплощенных в вещах.

Если исходить из общего взгляда на археологические источники, не вдаваясь в мелкие детали, и рассматривать их под углом социальной истории общества, то складывается весьма противоречивая картина. родной стороны, мы видим на Аркаиме и Синташте фактически стандартные дома, близкие между собой не только по конструкции и размерам, но, вероятно, и по оформлению интерьера. Довольно стандартный набор вещей фиксируется в могилах, и отдельные престижные вещи, кажется, не нарушают общей картины социального единства общества и традиций первобытного равенства.

С другой стороны, мощные фортификационные сооружения и особая, я бы сказал, изощренная защищенность центра. В погребальном обряде -разительное отличие в размерах могильных ям, в количестве помещаемых в них вещей и жертвенных животных. Особой сложностью отличаются центральные надмогильные конструкции при предельной простоте периферийных надмогильных сооружений.

В свете сказанного правомерно остановиться еще на одном возможном назначении Аркаима.

В полевом сезоне 1990 г. на памятнике впервые проводились археоастрономические исследования. В качестве аналога был выбран Стоунхендж. Оснований для такого выбора несколько: кольцевая структура обоих памятников, близкие размеры, почти одинаковая географическая широта (Стоунхендж-51 °11′; Аркаим-52°39′), строгая и сложная геометрическая архитектура Аркаима и его особое расположение в чашеобразной долине с рельефным горизонтом.

Археоастрономические исследования весьма трудоемки и займут еще несколько полевых сезонов. Однако специалисты утверждают, что стеновая конструкция внутреннего круга Аркаима использовалась древними для устройства астрономического прибора -универсальной солнечно-лунной обсерватории. На горизонте долины и в архитектуре Аркаима древние строители зафиксировали географический меридиан и широту геометрического центра внутреннего круга, азимут точки восхода солнца в день летнего солнцестояния и вообще все 18 астрономически значимых событий пригоризонтной астрономии древности.

Не исключено, что точность и сложность астрономических наблюдений на Аркаиме значительно выше наблюдений, которые велись на Стоунхендже. Структура и конструкция астрономического прибора Аркаима независимы от “английской традиции” и должны базироваться на многовековой астрономической культуре местного населения.

Степям Евразии как прародине индоевропейских народе,, всегда уделялось большое внимание независимо от того, первичной ли называлась эта прародина или вторичной 5. На восточном крыле индоевропейского мира языковеды традиционно помещают индоиранцев, которые в период общности их территории и исторических судеб называли себя “арья”. Со звучным сочетанием-“арийские народы”-современный человек связывает необычайный взлет человеческой культуры, воплощенный в “Ригведе” и “Авесте”-древнейших памятниках мировой литературы. Хотя в письменной форме они были зафиксированы столетия спустя после их создания, уже на территории Индии и Ирана; специалисты убеждены, что наиболее ранние слои “Ригведы” и “Авесты” сохранили первичное историческое ядро и содержат реальные сведения о географии и обществе арийской прародины.

И все же -где располагалась эта. прародина? Какая земля вложила в людей тот мощный творческий дух, что определил непрерывность развития культуры в веках, и у истоков которого человечество утоляет жажду до сих пор? Этот вопрос уже около 200 лет волнует умы специалистов. Ведущую роль в его изучении долгое время определяли лингвисты. Обычно они локализуют ариев в юго-восточной Европе. Иногда границы их обитания определяют “к востоку от Волги” и далее до Урала и северных границ Средней Азии. Историки и археологи неднок-ратно предпринимали попытки конкретизировать выводы языковедов и связать арийские племена с какой-либо известной археологической культурой великого пояса степей: срубной, андроновской, катакрмбной, абашевской…

Однако увидеть в арийских древностях Индии или Ирана проявление археологических черт степной культуры, вероятно, нереальная задача.

Сложность сравнительного метода заключается в том, что археологические памятники чаще всего сильно разрушены и фрагментарны, и при их сопоставлении не исключены случайности. С другой стороны, в процессе перемещения на юг и различного рода с другими этническими группами в иной географической среде исходная материальная культура ариев должна была претерпеть значительные изменения. Иное дело, если в распоряжении специалистов находится целая группа памятников, представляющая максимально полную, с археологической точки зрения, информацию, и эта информация позволяет с достаточной степенью надежности реконструировать среду обитания, структуру общества, а возможно, и образ жизни древнего человека. Опираясь на такие крупные информативные блоки, правомерно еще раз обратиться к .древнейшим пластам ведийской и авестийской литературы с надеждой на более результативные выводы.

Открытие Синташты и Аркаима и всего комплекса памятников первой половины II тясячелетия до н. э. дает именно такую информацию, которая позволяет во всем объеме разрабатывать гипотезу об южно-уральской родине Ариев. Убеждение Мэри Бойс – современного крупнейшего знатока арийской проблемы и зороастризма в том, что Зороастр родился к востоку от Волги в 1700 г. до н. э., получило самое конкретное подтверждение.

Многослойность памятников подтверждена археологическими данными и материалами дешифровки аэрофотоснимков. Имеются случаи, когда одно поселение протого-родского типа частично перекрывает другое, при этом руины более раннего поселения, их конфигурация не учитываются поздними строителями (Исиней I – Исиней II, Степное I – Степное II и др.). Эти факты, а также полевые наблюдения за историей создания строительных комплексов, характером их разрушения и трансформацией в культурные слои позволяют предположить, что традиции протогородской архитектуры имеют достаточно длительную историю в Южном Зауралье. Возможно, “Страна городов” существовала 150-250 лет.

Достаточно длительный срок существования памятников протогородской культуры подтверждается данными полеопочвоведения и палеоботаники, вариабельностью развития керамических комплексов и разбросом радиоуглеродных датировок. В настоящее время имеется 10 радиоуглеродных дат, выполненных на материалах поселения Аркаим: 8 из них получено в лаборатории Л.Д. Сулержицкого, ГИН РАН, и 2 – в лаборатории Аризонского университета, США. Кроме этого, в лабораториях России и США получено еще 9 дат для памятников “Страны городов” – могильнику “Кривое Озеро” (раскопки Н.Б. Виноградова) и поселению Куйсак (раскопки Т.С. Малютиной)17.

В поисках ранних истоков аркаимских керамических традиций правомерно указать на культуры энеолита – ранней бронзы Прикаспия и Волго-Уралья, в частности – на ивановские и токские комплексы позднего этапа самарской культуры. Из коллекции поселения Аркаим хорошо выделяется посуда, близкая турганигской керамике Поволжья и Приуралья. Отмечая самобытность Приуральских и Зауральских энеолитических культур, исследователи неоднократно указывали на общие черты позднего этапа самарской культуры и ее восточных соседей. Ряд аналогий керамика ивановского и токского типов находит в материалах суртандинской, терсек-ской, ботайской.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

История открытия Аркаима

error: Материал көшіруге болмайды!