Оппозиционные политические партии

Политическая па́ртия (греч. Πολιτική — «искусство управления государством»; лат. pars — «часть») — объединенная группа людей, непосредственно ставящая перед собой задачи овладеть политической властью в государстве или принять в ней участие через своих представителей в органах государственной власти и местного самоуправления. Большинство партий имеют программу — выразитель идеологии партии, перечень её целей и способов их достижения.

Институт политической оппозиции – общепризнанный атрибут демократического политического режима. В обычной практике он позволяет наиболее полно агрегировать и артикулировать всю совокупность проблемно-идеологических запросов населения, зачастую не отмеченных в политике правящей элитой, и актуализировать их в альтернативном политическом курсе. Вместе с тем роль оппозиции в обществе во многом зависит от конкретных политических условий её развития, а также востребованности её идеологии в электоральной среде. И в этом плане от заявления партии о своей оппозиционности и до достижения этого статуса порой лежит “дистанция огромного размера” и при этом, что не редкость, непреодолимая.

Политическая оппозиция в Казахстане сформировалась параллельно развитию многопартийной системы. Главными факторами её формирования стали дифференциация правящей элиты и локальные процессы политической маргинализации. То есть её инициация происходила в основном “сверху” и не являлась следствием организационно-политического оформления интересов крупных социальных групп в ходе борьбы масс за представленность их интересов на Олимпе власти.

Казахстанская оппозиция во многом возникла благодаря активному вовлечению в политическую борьбу отдельных политических деятелей (зачастую бывших представителей правящей элиты), которые сначала организационно реализовали свои партийные проекты, а потом стали подстраивать свои идеологические платформы под конкретные интересы электората.

При этом перманентные попытки политических оппонентов правящей элиты стать результативной контрэлитой неизменно заканчивались электоральными неудачами ввиду того, что они так и не смогли представить обществу конкретный образ альтернативного политического курса, который отражал бы интересы значимой части казахстанского электората.

Идеологические ниши оппозиции: в поисках себя

Как показывает спектральный анализ идеологических платформ оппозиционных политических партий, данные политические субъекты в большинстве своем придерживаются универсалистских принципов в программных установках и довольно условно заполняют разноречивую палитру электоральных интересов. Если разложить партийный спектр Казахстана по классической схеме, то на левом флаге расположатся традиционно “левые” КНПК и КПК. Близок к ним и “Ауыл”. Симбиоз праволиберальной партии “Азат” и левоцентристской ОСДП на выходе дал левоцентристскую объединенную партию. Партия зеленых “Руханият” по определению является более “левой”, чем “правой”.            В правой части политического спектра находятся праволиберальный “Ак жол”, правоконсервативный “Адилет”, правая Партия патриотов умеренной национально-патриотической идеологии. К правым можно условно отнести и незарегистрированную партию “Алга”. Однако “Алга” после ряда расколов выродилась в мелкую радикальную группу и в настоящее время играет политически маргинальную роль.                                                                                            Праворадикальных политических партий в Казахстане нет, но на их место претендуют ряд общественных организаций национал-патриотического толка, в частности связанных с М.Шахановым. Пока же этот идеологический участок пуст, хотя следует признать, что он вполне электорально обеспечен и в будущем партийном строительстве имеет шанс занять вполне зримую роль в казахстанской политике в случае активизации объединительных процессов в среде национал-патриотов с выходом на реализацию самостоятельного партийного проекта.                                                                                                                      Ультралевые партии в Казахстане тоже отсутствуют. Наиболее близкой основой для них в будущем может стать движение “Социалистическое сопротивление” (А.Курманов), которое основывается на троцкистской платформе. Тем более, что Айнур Курманов уже неоднократно заявлял о своей конечной цели – создании самостоятельной политической партии, которая должна в электоральном поле отвоевать голоса тех, кто голосует за дискредитировавшую себя своей соглашательской позицией КПК.

КПККНПКАуылОСДП “Азат”РуханиятНур ОтанППКАдилетАкжол
ЛевыеЦентрПравые

Партийные идеологии оппозиционных партий не являются для них неким объективным и оригинальным концептом, составляющим основу их принципиальной политической позиции. Поэтому они очень часто мимикрируют под реалии электоральных предпочтений или социально-экономической ситуации.                   Именно поэтому правый “Азат” после объединения с ОСДП становится “левым”. Как известно, это произошло в период последнего кризиса. Обычно, в таких условиях население начинает тяготеть к левой риторике и поэтому азатовский выбор вполне понятен. Но здесь необходимо учитывать следующую особенность влияния последнего кризиса на политические пристрастия населения. Как показывает практика политического процесса в той же Европе, в период кризиса позиции левых партий наоборот ослабли, а правые усилились и именно за счет правоконсервативного направления. То есть процесс пошел не классическим путем.

Кроме того, в этом плане показательным примером стало поддержка в 2009-2010 годах рядом партий (“Ак жол”, КПК, ОСДП, “Азат”, “Адилет”) ультраправой национал-патриотической инициативы М.Шаханова о пересмотре путей строительства единой нации в Казахстане только на основе казахского этнокомпонента. При этом с одной стороны оппозиции удалось в какой то мере усилиться за счет электората с национал-патриотическими взглядами, но одновременно они оттолкнули от себя либеральный электорат, что в сумме слабо отразилось на общем рейтинге доверия.                                                                         Переориентация “Руханията” в зеленую партию также имела цель завлечь сторонников идеологией, очень слабо представленной в других партиях. Но пока это существенно не влияет на социальную поддержку партии, так как уровень экологического сознания в обществе остаётся достаточно низким.                 При этом отсутствие четких оригинальных идеологических установок оппозиционных партий, которых сугубо приблизительно можно разделить по шкале “правые-центр-левые”, как это ни странно, играет для них позитивную роль, так как позволяет им мобилизовывать электорат в широком спектре политических пристрастий, не зацикливаясь на представительстве конкретной социальной группы.

Классификация оппозиции

Классификация оппозиции наиболее ясно проявляется через критерий отношения политических партий к правящему режиму и лично к Лидеру нации Н.А.Назарбаеву, как его основателю и главному политико-административному и авторитетному ресурсу.                                                                Исходя из этого, казахстанскую оппозицию условно можно разделить на:

  1. лояльную (КНПК, КСДП “Ауыл”, Партия патриотов Казахстана);
  2. умеренно-лояльную (ДПК “Акжол”, ДП “Адилет”, “Руханият”);
  3. умеренно-радикальную (ОСДП “Азат”);
  4. радикальную (КПК, НП “Алга”).

Данная классификация основывается на рассмотрении в качестве субъектов оппозиции политических партий, то есть тех политических акторов, которые в настоящее время наиболее активно включены в политический процесс, являются центрами разработки альтернативных видений политического курса государства и имеют реальные конституционные возможности для борьбы за власть.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с мнением А.Чеботарева, который даёт следующую классификацию оппозиции:

  • индивидуальная(представлена отдельными лицами);
  • институционально-организационная(включает в себя оппозиционные партии, общественно-политические движения и организации, а также всевозможные их блоки и коалиции);
  • народнаяоппозиция, т.е. самоорганизованная, чаще всего не имеющая институционально-организационного оформления и выраженная в стихийно проводимых акциях.

Хотя, следует признать, что данная классификация довольно условна для казахстанских реалий. Во-первых, обособленные оппозиционные общественные деятели (такие как, к примеру, С.Дуванов, Ж.Куанышалин, З.Баталова и т.д.) хоть и представляют определенную альтернативу правящей элите в плане выработки отличной от официальной позиции политической программы, они фактически не участвуют в борьбе на власть, чтобы продвинуть свои политические взгляды. И в этом плане они в большей степени представляют из себя независимых аналитиков, чем реальных оппозиционных политиков. Во-вторых, так называемая народная оппозиция вследствие стихийности её характера имеет ярко выраженную спорадическую локально – региональную распространенность и не позиционируется как альтернативная политическая сила ввиду ситуативности её возникновения и недолговечности.

Поэтому помимо критерия лояльности правящей элите, наиболее рациональным было бы использование принципа системности (признание и отрицание незыблемости основных политических, социальных и экономических институтов общества) для введения дополнительной классификации оппозиционных субъектов. В таком случае во внесистемную оппозицию войдут все “радикалы”, включая КПК, НП “Алга”, движение “Социалистическое сопротивление”, народная оппозиция, отдельные непримиримые оппозиционеры и т.д., а оставшиеся политические партии составят системную оппозицию.                     При этом следует учесть, что непартийные субъекты, конечно, играют определенную роль в казахстанской политике, но пока они не имеют более или менее ясного политического будущего.

Лоялисты

Блок лояльных политических партий сформировался как попытка некоторых политических акторов обеспечить реализацию своих функций и задач не через открытую конфронтацию с правящей элитой, а на путях сотрудничества с ней. При этом взаимоотношения лоялистов с властвующей элитой представляет собой не однозначное мононаправленное воздействие, а двуединый процесс двухстороннего взаимодействия.

Это даёт им определенные политические дивиденды, так как при стабильно высоком рейтинге Лидера нации, те партийные субъекты, которые открыто заявляют о своем оппонировании ему, негативно воспринимаются электоратом. Именно поэтому, постоянно оказывая поддержку Лидеру нации, эти партии получают взамен благосклонное отношение и государственной власти, и части электората. Кроме того, у них появляются дополнительные возможности для самопиара с использованием диалоговых площадок с властью и правящей партией “Нур Отан”.                                                                                                    Во многом проблемы лоялистов проявляются вследствие низких возможностей для привлечения финансовых средств, а также низкой привлекательности идеологических платформ. К примеру, коммунистическая идеология уже стала политическим анахронизмом и живет только благодаря ностальгии старших поколений. Патриотические принципы теоретически могли бы стать идеологией мобилизации, но их подача в интерпретации ППК не находит отклика в среде электората. Тем более, что патриотическую риторику эксплуатируют все партии. Тоже самое можно сказать и об аграрной программе “Ауыла”.

Имея довольно низкий электоральный рейтинг, КНПК и ППК предпринимают определенные усилия для расширения своей социальной базы. И это было существенно заметно на последних президентских выборах.

Партия же “Ауыл” как будто находится в постоянном “анабиозе”, хотя она является единственной партией в Казахстане с четко определенной электоральной базой – сельские жители, которые составляют не менее 40 процентов населения. Хотя справедливости ради следует отметить, что “Ауылу” и сложнее всего вести агитационно-пропагандистскую кампанию с учетом распыленности и низкой концентрации сельского электората. Существенная потенциальная возможность прохождения в Парламент на выборах сохраняется только у “Ауыла”, но только при кардинальной перестройке её политической деятельности с учетом достаточно высокого уровня узнаваемости её лидера, наличия широкой социальной базы для агитации, нерешенности многих социальных и экономических проблем в сельской местности.

Полулоялисты

Положение, которое заняли партии “Адилет”, “Ак жол” и “Руханият” в партийно-политическом пространстве, продиктовано попыткой этих политических субъектов одновременно сохранить в глазах электората статус автономной от власти организации, но в тоже время откровенно не дистанцироваться от неё. Именно поэтому эти партии неизменно в критические периоды поддерживают инициативы правящей элиты, но в остальное время выступают с неперсонифицированной критикой власти, демонстрируя свою определенную оппозиционность.

При этом “Адилет” существенно преуспел в выдвижении конкретных законодательных предложений ввиду имеющегося серьезного потенциала в виде корпуса профессиональных юристов. И в этом плане “Адилет” выгодно отличается от всех своих конкурентов, так как старается зримо опредметить альтернативный политический курс в форме реальных инициатив.

Существенным фактором усиления идеологических позиций “Адилета” стал недавний пересмотр её платформы. “Адилет” в январе 2011 года принял апробированную правящей партией “Единая Россия” новую политическую программу социального консерватизма “Путь к справедливости”, четко встав на правоконсервативные позиции отстаивания интересов среднего класса и бизнеса.

Активизация деятельности “Адилета” в последнее время весьма заметна. Это особенно проявилось в заключении меморандума о сотрудничестве с профсоюзными организациями и в участии в разрешении проблем, породившим массовые выступления рабочих в Западном Казахстане.

В тоже время партия “Ак жол” не только сохраняет значительную электоральную рефлексию за счет былых достижений эпохи её расцвета, но и, переориентировавшись на предпринимательский класс, сможет твердо занять второе место после “Нур Отана” в рейтинге узнаваемости и доверия населения. Однако долгое время партия “Ак жол” ассоциировалась с А.Байменовым, чья личная неуверенность, метания, шаткость, противоречия не позволяли данной партии уверенно набирать политический вес. “Ак жол” стал заложником слабости своего лидера. Избрание А. Перуашева новым лидером “Ак жола”, хотя и несет риски по изменению электорального рейтинга, но дает возможность этой партии более четче позиционироваться в общественном мнении и среди других политических партий. Именно поэтому многие эксперты прочат “Ак жолу” роль второй партии в Парламенте.

Что касается партии “Руханият”, то отнесение её к полулоялистам во многом связано с кардинальными изменениями, прошедшими в ней с уходом А.Джагановой и приходом С.Мамбеталина. Ранее сугубо лояльная партия стала пытаться отмежеваться от невыгодного для неё неофициального статуса и занять самостоятельное место в партийной системе. Ребрендинг “Руханията” стал персональным вкладом С.Мамбеталина в потенциальное повышение электоральной привлекательности партии.                                                                                Зачастую к “Руханияту” складывается отношение как к несерьезному политическому субъекту вследствие её низкого электорального рейтинга. А ведь “Руханият” эксплуатирует в идеологическом плане довольно оригинальные и бесспорные принципы, которые очень часто выпускают из внимания другие политические субъекты. Та же проблема духовности, которая внутренне волнует всех, или проблемы экологии, которые вызывают тревогу большинства электората.

Но главная проблема “Руханията” в том, что её идеи в данный момент опережают уровень их осознания самим обществом. И проблемы духовности, и вопросы экологии – это темы будущего, но пока необозримого. Общество, зажатое в тиски социально-экономических проблем, просто не готово воспринять их как приоритетные в национальной повестке дня. Именно поэтому “Руханият” всё еще остается на низком уровне электоральной поддержки и пока трудно даже гипотетически предположить, когда она станет востребованным обществом.

Вместе с тем, насколько вероятно попадание полулоялистов в Парламент следующего созыва?

“Адилет” и “Ак жол” имеют существенный рейтинг узнаваемости на уровне около 50 процентов электората при достаточном для прохождения в Парламент уровне доверия. Обе партии обладают необходимыми организационными и идеологическими инструментами.

Но препятствием для прохождения в Парламент для них является не “Нур Отан”, а они сами. Потому как им предстоит по сути дела бороться не с “Нур Отаном”, а между собой. С уходом “Азата” из правой части политического спектра в левую, это существенно облегчило борьбу за электорат между правыми “Адилетом” и “Ак жолом”, но вместе с тем и вызвало новый накал их противостояния за голоса предпринимательского класса. От того насколько одна из этих партий сможет адекватно отразить интересы этой социальной группы и будет зависеть их дальнейшая политическая судьба. При этом не исключается вариант “реанимации союза” образца 2005 года.

“Руханият” же однозначный аутсайдер в будущей парламентской гонке и вопрос его прохождения в высший представительный орган может решиться только в случае её слияния с какой либо из перспективных политических партий.

Полурадикалы

Зачастую ОСДП “Азат” относят к непримиримой или радикальной оппозиции. Но насколько верен этот тезис?

Во многом это связано с тем, что ОСДП “Азат” чаще, чем другие выступает с политическими заявлениями – ответными реакциями на актуальные события в обществе. Но эта показная “радикальность” скорее ностальгия по прошлому времен блока “За Справедливый Казахстан” и единого “Ак жола”, нежели показатель реального “непримиримого” оппозиционного статуса. К тому же за последний электоральный период эта партия так и не смогла провести ни одной резонансной общественно-политической акции, хотя и пыталась. А это вполне существенно с учетом того, что “радикальность”, замкнутая в себе и без общественной поддержки, не имеет никакой политической ценности.

Последние президентские выборы стали своеобразной “лакмусовой бумажкой”, которая ярко проявило насколько “радикально” объединение социал-демократов и либералов. Отказ от участия в выборах и даже отказ от открытого их бойкота – это признание политического бессилия ОСДП “Азат”, которая попросту остереглась перед парламентскими выборами проявить на публике свой низкий электоральный рейтинг, не имеющий тенденции к росту с момента последней электоральной кампании.

Главной проблемой ОСДП “Азат” является неудачная смена идеологического профиля, который так и не закрепился в электоральном сознании. Хотя она вполне и понятна. Обе партии раньше ориентировались на протестный электорат, которому обычно ближе левая ориентация. Поэтому то азатовцы и согласились “полеветь”.

Но это и сыграло злую шутку с объединенной партией: суммарная электоральная поддержка единой партии оказалась ниже, чем их совокупная до объединения. И здесь, думается, что попросту левая ОСДП “Азат” потеряла голоса сторонников правого либерала Б.Абилова, символизировавшего собой класс успешных предпринимателей. Кроме того, как обоснованно на наш взгляд полагают ряд казахстанских экспертов, выбор социал-демократии в качестве оппозиционной идеологии был неудачен в плане того, что ОСДП “Азат” однозначно проигрывает конкурентную борьбу в этой части политического спектра “Нур Отану”, который уже давно и крепко “оседлал” левые настроения.

Более того, доля протестного электората в Казахстане за последние годы стремительно снизилась, что также серьезно ударило по рейтингу этой партии, о чем свидетельствуют многочисленные социологические данные.

Так, по данным ОФ “ЦСПИ “Стратегия”, партию ОСДП “Азат” знают около 20% граждан, из них всего 1/5 часть доверяет ей. Голосовать за нее намерено всего 0,5-1%. Т.е. партия в настоящий момент потеряла даже тот минимальный уровень поддержки, которым обладал 4 года назад, когда за нее готовы были отдать свой голос втрое больше граждан.

На этом фоне неспособность руководства партии к обновлению не только лидерского состава, но и партийной работы в целом, фатальным образом отражается на перспективах её политического будущего.

Насколько в данной ситуации велики шансы ОСДП “Азат” попасть в будущий состав Парламента?

При всех имеющихся проблемах эта партия на данный момент в среде казахстанской оппозиции обладает самой серьезной совокупной организационно-финансовой силой. Но, думается, что стать парламентской партией она сможет только при следующих обстоятельствах. Самостоятельно пройти через 7-процентный барьер она, скорее всего, не сможет, если будет продолжать свой прежний ритм политической работы. Поэтому ей будет необходимо на выборах обойти “Ак жол”, чтобы “принудительно” провести в состав Парламента своих депутатов. Другого варианта пока не предвидится, так как усиление за счет объединения её, скажем, с КПК маловероятно вследствие перманентно “худого мира” между лидерскими составами этих партий.

Радикалы

Непримиримость КПК и НП “Алга” проистекает из объективной вынужденности. Для коммунистов – это единственный шанс сохранить мало-мальски приличное партийное лицо на фоне стремительно угасающего интереса общества к идеологии, набившей оскомину еще в эпоху тоталитаризма. Для алговцев же радикальная позиция – это своего рода попытка прорваться и закрепиться в партийной системе, где её никто не ждет.

То, что эти два политических субъекта находятся в постоянных союзнических отношениях тоже вполне симптоматично. Два “политических изгоя” опять же вынуждены объединяться ввиду того, что у КПК есть официально зарегистрированный статус партии, а у “Алги” – щедрое финансирование его спонсора и теневого лидера М.Аблязова. Соответственно от этого союза оба субъекта получают каждый то, что им не достаёт. При этом, обе организации откровенно дистанцируются от других оппозиционных партий, что связано с их неприятием в оппозиционном лагере.

КПК, наверное, единственная политическая партия, которая практически в неизменном виде сохраняет постулаты своей идеологии. Её электорат – люди старшего поколения, соответственно уровень её электоральной поддержки снижается под воздействием естественной убыли населения. При этом КПК очень трудно опираться на молодежь, так как она уже крепко “заражена” либеральными ценностями, чуждыми коммунистической идеологии. И в этом плане эта партия, которая, можно сказать, уже гарантированно не имеет своего будущего.

В последние годы её позиционирование практически всегда идет в контексте её участия в блоке “Народовластие” с НП “Алга” и как самостоятельный политический субъект она уже не выступает.

Для КПК предстоящие парламентские выборы являются принципиальными с учетом того, что она уже бойкотировала избирательную кампанию в Парламент 2007 года и в случае отказа она будет ликвидирована согласно действующего законодательства Казахстана.

Вместе с тем, в ближайшей перспективе очень трудно обнаружить сколько-нибудь значительный фактор, который мог бы повлиять на возможность получения КПК статуса парламентской партии. Слиться с “Алгой” она не может ввиду того, что идеологический консенсус между коммунизмом и либерализмом невозможен в принципе, а отказаться от своих идеологических принципов для коммунистов “смерти подобно”. В результате, наверняка, предстоящие выборы для коммунистов станут кульминацией их политической “кончины”.

Создание “Народного фронта” является очередной неудачной попыткой продемонстрировать консолидацию хотя бы части оппозиционных сил. Основные участники Фронта – КПК и “Алга” ранее уже объявляли об объединении своих усилий в рамках блока “Народовластие”. И новая инициатива – не более чем “виртуальный PR-проект”, к тому же не получивший поддержки и одобрения со стороны других оппозиционных объединений

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Оппозиционные политические партии

error: Материал көшіруге болмайды!