Реформы больниц. Бактериологическая революция. Контроль за инфекционными заболеваниями

Нам выпало жить в эпоху перемен в социальном, политическом, экономическом устройстве в обществе, в стране, в мире. Хотим мы этого или нет, проклятье это или везенье, но, если уж перемен не избежать, хотелось бы, по крайней мере, проводить их разумно. Во многих странах население неудовлетворено своим здравоохранением. И, что естественно, в этих странах делаются попытки свою медицину реформировать. Что при этом примечательно – тратит ли страна на здравоохранение 14% валового национального продукта или менее 1%, проблемы их схожи – как использовать имеющиеся средства наиболее эффективно. Что же касается непосредственно реформ, то тут можно выделить два направления: первое – от свободы рынка медицинских услуг к большей плановости и нормируемости; второе, характерное для пост-социалистических стран – от планово-командной централизованной системы к внедрению элементов рыночного регулирования.В рамках разрабатываемой концепции реформы здравоохранения не лишним будет определиться, что целью и критерием управления системой здравоохранения должно быть качество медицинской помощи. Прежде чем отстаивать это предложение, хотелось бы договориться об определениях предмета обсуждения, учитывая представления наших и зарубежных специалистов общественного здравоохранения.Медицинская помощь оказана качественно, если она соответствовала ожиданиям потребителя (внутреннего и внешнего), и ее результатом стало ожидаемое изменение состояния здоровья. Внутренний потребитель – это медработник, внешний – пациент. Реформа больницРеформы организации больниц рассматриваются с двух позиций. К первой относятся системные структурные изменения, затрагивающие больницы: интеграция больничных служб и создание комплексных систем оказания помощи, объединенные закупки, заключение договоров со сторонними организациями и т.п. Вторая категория – внутренняя реструктуризация больниц, приводящая к кардинальной перестройке клинического лечения и взаимоотношений между теми, кто участвует в оказании медицинских услуг. Внутренняя реструктуризация определяется как кардинальный пересмотр и радикальная перестройка практики деловых отношений в целях улучшения всех важнейших современных показателей деятельности -таких как расходы, качество, обслуживание и результативность. Инициативы по реструктуризации больницы, как правило, приводят к сдерживанию расходов, повышению доступности, обеспечению качества и результативности больничной помощи. Важнейшими элементами системы управления качеством являются: разработка стандартов учреждения (клинические руководства, протоколы ведения больных, медико-экономические нормативы), обучение и переаттестация персонала. Параллельно в рамках единой системы руководства получает развитие профессиональный менеджмент как реализация концепции «клинического руководства», на основе интеграции деятельности по обеспечению финансового контроля (ресурсы), процессов предоставления услуг (процесс) и клинического качества (результат). Приоритетные проблемы здоровья и здравоохраненияУстановление научно обоснованных приоритетов является лучшим способом рационального использования всех видов ресурсов. Надо учесть, что это – динамичный процесс, так как со временем приоритеты могут меняться. Это зависит также от целей – долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных – для страны, регионов и самой системы здравоохранения. Исследования помогли выделить приоритетные проблемы развития здравоохранения на ближайшее десятилетия. К их числу отнесены:·        формирование организационной структуры первичной медико-социальнойпомощи на принципе врача общей практики (семейного врача);·        реорганизация скорой медицинской помощи;·        реорганизация службы интенсивной терапии и реанимации путемповышения оперативной доступности к ней;·        формирование этапной стационарной медицинской помощи по принципубольниц с различной интенсивностью лечебно-диагностического процесса;·        совершенствование реабилитационной помощи, создание домовсестринского ухода;·        внедрение системы оценки, контроля и обеспечения качествамедицинской помощи.Для достижения всех вышеперечисленных целей необходимо осуществить:·        формирование соответствующей законодательной базы;·        совершенствование подготовки медицинских кадров, системы научно-исследовательской деятельности и системы материально-технического илекарственного обеспечения;·        разработку адекватного информационного обеспечения;·        создание мониторинга за ходом реформ, внедрение системыобязательного медицинского страхования по всей стране.По каждому из отмеченных приоритетных направлений должны быть созданы иреализованы социальные федеральные программы.     Кроме указанных приоритетных направлений, большое значение в настоящее времяи на перспективу имеют два важных вопроса:·        соотношение централизации и децентрализации в управленииздравоохранением;·        соотношение различных форм собственности в здравоохранении.  В настоящее время в мире сложились три основные модели здравоохранения: преимущественно государственное с элементами частной практики, преимущественно страховая медицина и смешанная модель. В современных условиях в качестве наиболее оптимального соотношения ВОЗ рекомендует такую пропорцию: госбюджет – 60%, медицинское страхование – 30%, платные услуги – 10%. К сожалению, Россия, по данным Всемирного Банка, расходует на здравоохранение намного меньше, чем это не только необходимо, но и возможно. Конечно, есть трудности объективного порядка. Так, идея становления частной медицины упирается в низкий уровень жизни населения, в неплатежеспособность пациентов.

 Бактериологическая революция

Вторая половина 19 в. ознаменовалась развитием новой отрасли естествознания и медицины — бактериологии, или, как ее стали называть позднее, микробиологии. Научные экспериментальные основы этой отрасли знаний были заложены классическими исследованиями Л. Пастера, Р. Коха, И.И. Мечникова и др.

Выдающиеся русские ученые Л.С. Ценковский, И.И. Мечников, Г.Н. Габричевский, Н.Ф. Гамалея, Д.К. Заболотный, Л.А. Тарасевич и многие другие внесли большой вклад в развитие микробиологии и эпидемиологии и вошли в историю не только отечественной, но и мировой науки. Выдающуюся роль сыграл И.И. Мечников, который создал большую школу микробиологов и эпидемиологов. Развитие микробиологии и эпидемиологии в России шло в различных направлениях. Для периода, последовавшего за открытиями Л. Пастера и Р. Коха, характерны многочисленные открытия новых микроорганизмов — возбудителей инфекционных болезней: в 1875 г. Ф.А. Леш открыл возбудителя амебной дизентерии, А.В. Григорьев в 1891 г. — один из видов дизентерийной палочки и др.

Внеся сравнительно-эволюционный принцип в патологию, И.И. Мечников открыл явление фагоцитоза и развил его в стройную фагоцитарную теорию, разработал учение о невосприимчивости к инфекционным болезням, положив начало новой отрасли знаний — иммунологии. Он доказал, что микроорганизму принадлежит активная роль в инфекционном процессе, что защитные свойства организма подчинены общефизиологическим закономерностям. Фагоцитарная теория И.И. Мечникова не сразу получила признание. Ей противопоставлялась гуморальная теория иммунитета, которую наиболее плодотворно развивал П. Эрлих. В итоге оживленных дискуссий. продолжавшихся более 25 лет, была признана ценность обеих теорий. В 1908 г. основатель клеточной теории иммунитета И.И. Мечников и основатель гуморальной теории иммунитета П. Эрлих были удостоены Нобелевской премии. Последующими исследованиями было установлено, что иммунологические реакции организма реализуются и клеточным и гуморальным механизмами.

Важное значение для развития микробиологии и иммунологии имели и другие открытия отечественных ученых. В 1898 г. Н.Ф. Гамалея описал явление бактериолизиса, явившееся прообразом развитого впоследствии учения о бактериофаге. Он же описал бактерийные яды — токсины. В 1894 г. был открыт холерный бактериолизис (Исаева — Пфейффера феномен). Ф.Я. Чистович открыл (1899) явление преципитации, Г.П. Сахаров — явление сывороточной анафилаксии. В.К. Высокович положил начало учению о ретикулоэндотелиальной системе.

Крупнейшим достижением отечественной науки, имеющим мировое значение, является открытие и изучение Д.И. Ивановским фильтрующихся вирусов, положившее начало новой отрасли знаний — вирусологии.

Существенный вклад внесли отечественные врачи в изучение микробиологии и эпидемиологии отдельных бактериальных и паразитарных инфекций и в разработку методов борьбы с ними. Г.Н. Минх и О.О. Мочутковский провели ряд ценных исследований по паразитарным тифам, которыми было доказано, что при возвратном (1874—1876) и при сыпном (1900) тифе носителем болезнетворного начала является кровь. Была высказана мысль о том, что переносят инфекцию кровососущие насекомые. Важное значение имела изготовленная Л.С. Ценковским вакцина против сибирской язвы (1883). Его живая ослабленная вакцина оказалась не менее эффективной, чем сибиреязвенная вакцина Пастера. Исследования Д.К. Заболотного, Н.Н. Клодницкого, И.А. Деминского легли в основу теории природной очаговости чумы и сыграли важнейшую роль в научном обосновании системы государственных мероприятий по ее ликвидации. Н.Ф. Гамалея усовершенствовал метод прививок против бешенства и метод приготовления оспенной вакцины. Г.Н. Габричевский первым в России начал изготовление противодифтерийной сыворотки и совместно с Н.Ф. Филатовым в 1894 г. успешно применил ее для лечения дифтерии. С именами Г.Н. Габричевского и Л.А. Тарасовича связана организация сывороточно-вакционного дела в России. Л.А. Тарасович был инициатором и пропагандистом массового применения вакцинации против кишечных инфекций в годы первой мировой войны. П.Ф. Боровский открыл и изучил возбудителя пендинской язвы (1898). В 1879 г. В.И. Афанасьев (1849—1904) описал патолого-анатомическую картину коматозной малярии, высказал предположение о паразитарном происхождении малярийного пигмента. В 1884 г. В.Я. Данилевский впервые описал возбудителя малярии птиц, а в 1889—1891 гг. Н.А. Сахаров — возбудителя тропической малярии. Большую роль для практического изучения строения возбудителя малярии сыграл предложенный в 1891 г. Д.Л. Романовским метод окраски крови и кровепаразитов.

Глубокий интерес к микробиологии и эпидемиологии и к клинике инфекционных болезней проявляли ведущие отечественные клиницисты: С.П. Боткин, Г.А. Захарьин, А.А. Остроумов, Н.Ф. Филатов и др.

В конце 80-х и начале 90-х гг. в России начали создаваться специальные научные и практические учреждения, занимающиеся вопросами микробиологии и эпидемиологии. В 1886 г. в Одессе по инициативе и при непосредственном участии И.И. Мечникова и Н.Ф. Гамалеи была открыта вторая в мире (после Парижской) бактериологическая станция. Вслед за ней подобные станции — зародыши будущих научно-исследовательских институтов — открываются и в Петербурге, Москве, Харькове, Самаре и др. В 1895 г. по инициативе Г.Н. Габричевского на частные средства был открыт бактериологический институт при Московском университете; в конце 90-х — начале 900-х гг. земские и общественные институты бактериологического профиля были созданы в Одессе, Харькове, Казани, Перми, Томске, Екатеринославе и др. В этих учреждениях изготовлялись вакцины (оспенная — против бешенства), сыворотки против дифтерии и холеры, производились бактериологические анализы. Многие из них стали крупными производственными, научными и педагогическими центрами. Особенно важную роль сыграл открытый в Петербурге институт экспериментальной медицины, выросший из основанной в 1886 г. антирабической станции: в нем работали выдающиеся отечественные ученые — С.Н. Виноградский, В.Л. Омелянский, Д.К. Заболотный, X.И. Гельман (1848—1892), А.А. Владимиров, Н.К. Шульц (1851—1917) и др.

В конце 19 в. в России начали создаваться самостоятельные кафедры микробиологии, которые, помимо подготовки кадров, сыграли также важную роль в развитии научно-практической работы в области микробиологии и эпидемиологии. Самостоятельный курс бактериологии в Московском университете начал читать в 1892 г. Г.Н. Габричевский. Этот курс положил начало кафедре микробиологии Московского университета. В 1894 г. в ВМА была создана кафедра заразных болезней с бактериологией, которую возглавлял С.С. Боткин (1859—1910), а с 1898 г. — Н.Я. Чистович. К этому же времени относится и организация специальных обществ и журналов. В 1897 г. было создано общество микробиологов в Москве, в 1903 г. — в Петербурге. В 1896 г. начал издаваться «Русский архив патологии, клинической медицины и бактериологии» (редактор В.В. Подвысоцкий), в 1910 г. — журнал «Гигиена и санитария» (редактор Н.Ф. Гамалея), уделявший большое место проблемам микробиологии и эпидемиологии, в 1914 г. — «Журнал микробиологии» и др.

Отечественные микробиологи, эпидемиологи и инфекционисты вписали немало героических страниц в историю М., подвергая свою жизнь опасности не только во время борьбы с эпидемиями, но и в ходе исследований, постановкой экспериментов на себе. Г.Н. Минх и О.О. Мочутковский вводили себе кровь больных возвратным и сыпнымтифом. Д.К. Заболотный и И.Г. Савченко иммунизировали себя приемом убитых культур холерного вибриона с последующей проверкой принятием живых культур. Г.Н. Габричевский сделал себе пробную прививку приготовленной им скарлатинозной вакцины, которую он затем широко применял в московских больницах. В.А. Хавкин вводил себе противохолерную и противочумную вакцины. Н.Ф. Гамалея проверял на себе безопасность прививок против бешенства. В.В. Фавр подвергал себя заражению посредством укуса малярийного комара. Много замечательных русских врачей погибло при исполнении своего врачебного долга на посту эпидемиолога (И.А. Демшижий, В.И. Турчинович-Выжникевич, М.Ф. Шрейбер и др. — при экспериментальных исследованиях чумы). Героизм, отвагу и самоотверженность проявили отечественные врачи, участвуя в ряде экспедиций по борьбе с эпидемиями за рубежом.

Отличительной чертой отечественной микробиологии и эпидемиологии был их общественный характер. Общественная инициатива и усилия передовых врачей часто играли первостепенную роль в проведении мероприятий по борьбе с эпидемиями. Проблемы микробиологии и эпидемиологии широко обсуждались во врачебных обществах и на съездах, на страницах медицинской печати. Важная роль в истории борьбы с эпидемиями принадлежит обществу русских врачей в память Н.И. Пирогова и его съездам.

Выступления прогрессивных микробиологов и санитарных врачей по вопросам борьбы с эпидемическими болезнями нередко носили политический характер; в них основное внимание уделялось социальной природе заразных болезней. Наиболее ярко такие взгляды проявились накануне революции 1905 г., особенно в деятельности общества русских врачей в память Н.И. Пирогова, председателем которого в 1904—1907 гг. был въедающийся микробиолог Г.Н. Габричевский, в работе чрезвычайного противохолерного съезда 1905 г. и т.п. Однако, несмотря на самоотверженную работу по борьбе с инфекционными болезнями, на успехи в развитии микробиологии и эпидемиологии, санитарно-эпидемическая обстановка в России оставалась напряженной: в 1913 г. заболеваемость сыпным тифом составляла 7,3 на 10 тыс. жителей, возвратным тифом — 1,9, брюшным тифом и паратифами — 26,6, дизентерией — 31,4, дифтерией — 34,4, малярией — 216,6, оспой — 4,4.

Экономические и социальные сдвиги, происходившие в стране в середине 19 в., а также развитие естественных и медицинских наук обусловили значительный прогресс в развитии гигиенической науки. Вспышки эпидемических болезней, антисанитария, высокая заболеваемость и смертность населения были предметом внимания как передовых русских врачей, так и общественных деятелей. «Гигиена — или изучение тех условий, которые необходимы для сохранения здоровья, — писал Д.И. Писарев, — приобретает в настоящее время преобладающее значение в глазах каждого мыслящего и сведущего человека. Совершенное игнорирование гигиены с каждым годом становится менее возможным для всех разнообразнейших отраслей государственного хозяйства». Важную роль в оформлении гигиены как науки и в создании ее общественного направления сыграл журнал «Архив судебной медицины и общественной гигиены», выходивший с 1865 г. Сплотив вокруг себя группу передовых врачей-гигиенистов и санитарных деятелей, журнал принял широкую гигиеническую программу; в первые годы своего существования он был центром общественной гигиены в России, проводником гигиенических знаний и организатором санитарной деятельности русских врачей. В нем печатались работы видных общественных деятелей и гигиенистов. С 1874 г. стал выходить основанный А.П. Доброславиным ежемесячный научно-популярный журнал «Здоровье», который ставил своей задачей «… знакомить общество со способами применения гигиены и жизни общественной и частной». В нем наряду с популярными статьями помещались исследования по вопросам гигиены. С первого года издания журнал отстаивал необходимость развития научной гигиены, организации гигиенических лабораторий и подготовки врачей-гигиенистов. Вопросы гигиены занимали видное место в работе многих врачебных обществ.

Наряду с общественными условиями важную роль в формировании гигиены как науки сыграли успехи ряда разделов естествознания — физики, химии, биологии, физиологии, позднее — микробиологии. Задачи оздоровления окружающей человека среды, улучшения условий его жизни и другие вопросы гигиены ставились и прежде. Издавалось немало специальных трудов по гигиеническим вопросам, особенно возросло их число в конце 18 и первой половине 19 вв. Однако труды эти либо затрагивали главным образом вопросы личной гигиены, либо, если и рассматривали вопросы общественной гигиены, то носили преимущественно описательный характер и не всегда содержали научное обоснование предлагаемых мероприятий. Успехи естествознания дали возможность перейти от общих описаний к точному исследованию среды, окружающей человека (воздуха, воды, почвы, пищевых продуктов) и на основе успехов физиологии разрабатывать гигиенические нормативы. Гигиена из описательной науки становилась экспериментальной.

Переход гигиены на экспериментальную почву создал реальные условия для ее оформления в самостоятельную научную дисциплину и для создания самостоятельных кафедр. Советы медицинских факультетов Киевского, Казанского, Харьковского университетов неоднократно выносили решения о целесообразности создания самостоятельной кафедры гигиены и ходатайствовали об этом перед Министерством народного просвещения. Однако ходатайства задерживались и вопрос не решался. Лишь в 1865 г. были учреждены первые в России самостоятельные кафедры гигиены в Киевском университете и Петербургской медико-хирургической академии. В 1868—1869 гг. Министерством народного просвещения было дано официальное разрешение на открытие самостоятельных кафедр гигиены и медицинской полиции во всех университетах. Однако из-за отсутствия подготовленных кадров кафедры гигиены были открыты значительно позже. В 1871 г. начал читать курс гигиены в Медико-хирургической академии А.П. Доброславин и в том же году в Киевском университете — В.А. Субботин. В Харьковском университете самостоятельная кафедра гигиены была основана в 1873 г., первым ее профессором был А.И. Якобий. Большую роль в развитии отечественной гигиены сыграл Ф.Ф. Эрисман, приглашенный в 1881—1882 гг. на созданную кафедру гигиены Московского университета. К концу 19 в. кафедры гигиены имелись почти во всех университетах России.

В деятельности руководителей кафедр гигиены было ярко выражено стремление поставить гигиену на службу общественным задачам оздоровления населения. С первых же дней научно-преподавательской работы А.П. Доброславин, Ф.Ф. Эрисман, В.А. Субботин и др. не ограничивались академической аудиторией, а стремились придать всей гигиенической деятельности общественный характер, связывая ее с запросами широких слоев населения, с общественно-практической санитарной работой. Совместная работа кафедр гигиены с санитарными станциями и лабораториями способствовала подъему гигиенической науки и теоретически вооружала практических санитарных врачей. На кафедрах были созданы оригинальные руководства по гигиене, которые в течение многих десятилетий были настольными книгами русских санитарных врачей. Кафедры подготовили многочисленные кадры гигиенистов и санитарных врачей, многие из которых в дальнейшем возглавили кафедры и гигиенические учреждения страны (Г.В. Хлопин, М.Я. Капустин, С.С. Орлов, Н.К. Игнатов и др.).

Основоположниками отечественной экспериментальной гигиенической науки стали А.П. Доброславин и Ф.Ф. Эрисман. В 1872 г. в Медико-хирургической академии А.П. Доброславин организовал первую в России экспериментально-гигиеническую лабораторию. В последующие годы гигиенические лаборатории открылись и на других кафедрах; кроме того, появилось много специальных городских и земских гигиенических лабораторий, в которых проводились серьезные экспериментальные исследования. Большую роль в развитии экспериментальных исследований сыграла созданная Ф.Ф. Эрисманом в 1881 г. гигиеническая лаборатория на медицинском факультете Московского университета, реорганизованная позднее в Гигиенический институт.

Большую роль в развитии гигиены сыграли открытия бактериологии. Гигиенисты при решении многих задач стали пользоваться бактериологическими методами исследования. С этой целью при многих гигиенических лабораториях стали открываться бактериологические отделения. Вместе с тем, передовые отечественные гигиенисты никогда не стояли на позициях моноказуализма, а напротив, подчеркивали, что борьба с эпидемиями, обеспечение санитарного благополучия страны тесно связаны с социальными преобразованиями, и поэтому гигиена не может ограничить свою работу только лабораторными исследованиями. «Бактериология, — говорил Ф.Ф. Эрисман на II съезде русских врачей (1887), — имеет для гигиены лишь значение вспомогательной науки и что она отнюдь не может играть исключительной роли в работах по экспериментальной гигиене или гигиенических исследованиях вообще, — одним словом, что для нас она представляет полезное, в известных случаях, орудие, не больше».

Характерное для отечественной гигиены ее общественное направление было связано не только с тем, что изменился объект изучения — вместо здоровья отдельного человека гигиена перешла к изучению здоровья коллектива, но и с тем, что существенно изменились направление гигиенических исследований и методика работы. Гигиенические исследования вышли за пределы лабораторий и получили широкое применение в практике, в жизни.

Правила проведения инфекционного контроля в медицинских организациях

1. Общие положения

  1. Настоящие Правила проведения инфекционного контроля в медицинских организациях (далее – Правила) определяют порядок организации и проведения инфекционного контроля в медицинских организациях Республики Казахстан.

2. Организация и проведение инфекционного контроля
в медицинских организациях

  1. Координация деятельности по инфекционному контролю обеспечивается первым руководителем медицинской организации.
    4. Для эффективной организации системы инфекционного контроля в каждой медицинской организации создается комиссия инфекционного контроля (далее – комиссия), действующая согласно Типовому положению о комиссии инфекционного контроля медицинских организаций в соответствии с приложением 1к настоящим правилам.
    5. В состав комиссии входят председатель-руководитель медицинской организации или его заместитель, постоянные члены из сотрудников данной медицинской организации: (госпитальный эпидемиолог, медицинская сестра инфекционного контроля, врач-хирург, врач-инфекционист, врач-терапевт, врач-анестезиолог-реаниматолог, врач-бактериолог, заведующий аптекой, главная медицинская сестра). В зависимости от профиля медицинской организации по решению его руководителя привлекаются другие профильные специалисты: врач-патологоанатом (в случае регистрации летального исхода от ВБИ, специалист инженерного профиля (при обсуждении вопросов эксплуатации зданий), сооружений, медицинской аппаратуры), экономист (для расчета экономического ущерба от случаев ВБИ), другие специалисты.
    6. В каждой медицинской организации разрабатывается Программа работы по организации и проведению инфекционного контроля (далее – Программа) с учетом профиля, специфических особенностей лечебно-профилактического процесса, финансовых и материальных ресурсов.
    7. Программа включает следующие разделы:
    1) организация полного и своевременного учета и регистрации ВБИ;
    2) детальный анализ заболеваемости ВБИ и госпитальными инфекциями и установление причин их возникновения, выявление факторов риска, расследование вспышек ВБИ и принятие соответствующих мер по ликвидации;
    3) разработка алгоритмов (технологии) эпидемиологически безопасного выполнения лечебных и диагностических процедур, санитарно-противоэпидемического режима (обработка операционного и родильного блока, проведение заключительной дезинфекции, генеральной уборки, обработка эндоскопического оборудования, изделий медицинского назначения) на основании оперативного эпидемиологического анализа, слежения за формированием госпитальных штаммов, прогноза эпидемиологической ситуации;
    4) организация и осуществление микробиологического мониторинга;
    5) разработка программы антибиотикопрофилактики и тактики антибиотикотерапии;
    6) обучение медицинского персонала по вопросам инфекционного контроля;
    7) организация мероприятий по предупреждению случаев профессиональной заболеваемости.
  2. В целях своевременного выявления, регистрации случаев ВБИ, проводится активное выявление случаев ВБИ лечащими врачами. Специалист инфекционного контроля участвует в клинических обходах не менее двух раз в неделю в структурных подразделениях организации здравоохранения с высоким риском развития нозокомиальной инфекции, анализирует результаты лабораторного обследования, данные температурных листов, назначение (смену, усиление) антибактериальной терапии в историях болезни, отчеты патологоанатомического отделения.
    9. Случай ВБИ определяется комиссионно, на основании данных эпидемиологической диагностики, влияния факторов риска, присутствующих у больного (эндогенные факторы) и связанных с проведением медицинского вмешательства (экзогенные факторы), с учетом критериев определения внутрибольничных инфекций.
    10. Инфекционные заболевания, выявленные в период пребывания в медицинской организации или в течение инкубационного периода после выписки из нее, подлежат учету как ВБИ по данной медицинской организации.
    11. Кожные инфекции новорожденных подлежат учету как ВБИ по данной медицинской организации, если проявились в течение 7 суток после выписки, эндометрит – в течение 14 суток после выписки.
    12. Осложнения хирургических вмешательств, выявленные в период пребывания в медицинской организации или в течение 30 суток после выписки, при наличии имплантанта – в течение 1 года после проведения операции.
    13. При подаче сведений о регистрации случая ВБИ указывается дата поступления в медицинскую организацию, дата появления признаков ВБИ, локализация, медицинские манипуляции, полученные ранее (отделение, виды лечебно-диагностических процедур). Каждый выявленный случай внутрибольничной заболеваемости вносится в журнал учета инфекционных заболеваний установленной формы.
    14. Экстренное извещение направляется в государственные органы санитарно-эпидемиологической службы в соответствии с приказом Министра здравоохранения Республики Казахстан от 12 ноября 2009 года № 706 «О некоторых вопросах регистрации инфекционных, паразитарных, профессиональных заболеваний и отравлений», зарегистрированным в Реестре государственной регистрации нормативных правовых актов № 5908.
    15. О случаях заноса инфекции информация направляется в медицинскую организацию, в которой произошло инфицирование и территориальный орган санитарно-эпидемиологического надзора.
    16. При установлении случая ВБИ проводится эпидемиологическое расследование, в ходе которого принимаются меры по выявлению источника инфекции, факторов и путей ее передачи, предупреждению регистрации новых случаев ВБИ.
    17. При регистрации до 3 случаев ВБИ, зарегистрированных в одной медицинской организации в течение одного инкубационного периода (за исключением летальных случаев) эпидемиологическое расследование проводится госпитальным эпидемиологом медицинской организации. При регистрации летального случая, а также 4 и более случаев ВБИ, зарегистрированных в одной медицинской организации в течение одного инкубационного периода эпидемиологическое расследование проводится специалистами территориального органа санитарно-эпидемиологического надзора.
    18. Микробиологический мониторинг за ВБИ проводится на базе собственной лаборатории или на договорной основе с лабораторией, имеющей разрешение на работу с микроорганизмами III – IV групп патогенности.
    19. Медицинская организация обеспечивает проведение следующих микробиологических исследований:
    выделение и идентификация возбудителей ВБИ и госпитальных инфекций от пациентов и персонала;
    определение чувствительности выделенных штаммов микроорганизмов к антибиотикам, антисептикам, дезинфицирующим средствам, применяемым в данной медицинской организации, при необходимости с последующей их сменой. При определении антибиотикочувствительности используются антибиотики и диски для определения чувствительности одного и того же производителя.
    20. Плановый самоконтроль методом смывов с эпидемиологически значимых объектов внешней среды в отделениях хирургического профиля, организациях охраны материнства и детства осуществляется 1 раз в месяц, в отделениях соматического профиля – 1 раз в 3 месяца. Контроль стерильности инструментария, перевязочного материала, операционного белья, рук хирургов, кожи операционного поля в отделениях хирургического профиля, организациях охраны материнства и детства проводится 1 раз в неделю.
    По эпидемиологическим показаниям перечень и объем исследований определяется в соответствии с конкретной эпидемиологической обстановкой.
    21. При регистрации ВБИ в целях выявления источника инфекции проводится лабораторное обследование на наличие возбудителей инфекционных заболеваний персонала медицинской организации и пациентов, находившихся в контакте с больным ВБИ.
    22. Медицинский персонал, у которого установлено носительство возбудителей инфекционных заболеваний, направляется на обследование к инфекционисту для установления диагноза и лечения.
    На период обследования и лечения носители переводятся на работу, где они не могут представлять эпидемиологической опасности.
    23. Организация и проведение сбора, обеззараживания, временного хранения,

транспортировки и утилизации медицинских отходов проводится в соответствии с санитарно-эпидемиологическими  правилами и нормами, утвержденными постановлением Правительства Республики Казахстан от 17 января 2012 года № 87 «Об утверждении Санитарных правил «Санитарно-эпидемиологические требования к объектам здравоохранения».
24. В организациях здравоохранения оказывающих услуги гирудотерапии пиявки используются однократно, после чего уничтожаются.
25. После применения пиявки помещаются в лотки с солью, по окончании срыгивания крови сбрасываются в полиэтиленовый пакет и засыпаются дезинфицирующим средством. Образовавшиеся сгустки крови засыпаются дезинфицирующими средствами с экспозицией не менее 60 минут и сливаются в канализацию.

Заключение

В соответствии с запросом Комитета государственного санитарно-эпидемиологического надзора МЗ РК проектом были сделаны рекомендации по улучшению существующих приказов/нормативных документов по инфекционному контролю. Смешанной аудитории, представленной работниками СЭС на местах и медперсоналом  из стационаров/родильных домов были представлены европейские стандарты безопасности пациентов. Аудиторией были определены приоритеты по вопросам, требующим решения. Общие рекомендации: заменить культуру обвинения (кто виноват?) на тщательный анализ причин, улучшить снабжение и обучение медицинских работников.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Реформы больниц. Бактериологическая революция. Контроль за инфекционными заболеваниями

error: Материал көшіруге болмайды!