Общение с депрессивными пациентами

Общение с депрессивными пациентами Отрицательные ощущения депрессивного больного, (например, жалобы на апатию, бессонницу, соматические жалобы) не следует принимать за безделицу, игнорировать их, не давать их высказать. Не допускать никаких плоских утешительных высказываний или тривиальных подбадриваний. Никаких маневров с целью развеселить депрессивного больного, если первая попытка в этом направлении была безуспешной.\

Оценить сиюминутную безнадежность как проявление депрессивного состояния, дать больному реальную надежду на окончание депрессии.

 

  • Не аппелировать к его воле. Не говорить депрессивному больному, что он «должен взять себя в руки», что он «мог бы, если бы захотел». Дать больному почувствовать, что его не считают несостоятельным, что он не виновен в болезненном состоянии, в котором находится в настоящее время.
  • Не аппелировать к таким добродетелям, как вера или чувство ответственности.
  • Освободить депрессивного больного от необходимости принимать решения, если это для него мучительно. Вести себя с больным спокойно, ровно, уверенно. Самому организовать визит больного к врачу и сопровождать его.
  • Ни в коем случае не допустить принятия депрессивным больным важных решений в период депрессивного эпизода: например, переменить профессию, расторгнуть брак, планировать рождение ребенка и т. д.
  • Только относительная разгрузка в области личных и служебных контактов (за исключением случаев тяжелой депрессии). Никаких кардинальных изменений в установившихся привычках. При отчетливо выраженной депрессии — не уходить в отпуск.
  • Показать свое сочувственное участие и понимание, когда депрессивному больному тяжело что-то делать, но поддержать его в выполнении собственных насущных и реальных задач. Обратить внимание депрессивного больного на все то, что ему удается сделать, но не позволить себе триумфальных интонаций.
  • Следить за регулярным соблюдением режима, ритмичным распределением в распорядке дня (подъем, работа, еда, отход ко сну), который должен соблюдаться в будни, свободные и праздничные дни.
  • Поддерживать больного, не допускать, чтобы он по утрам залеживался в постели, ложился спать слишком рано и уединялся полностью в течение дня
  • Дать больному понять, что сексуальные желания во время депрессии теряют свою силу или вовсе пропадают.
  • Поддерживать в больном сознание необходимости ухода за собой (соблюдение санитарных норм).
  • Не позволять себе при общении с депрессивным больным пасть духом, например тогда, когда чувствуешь, что больной на все твои усилия реагирует отрицательно, отвергает любое предложение. Не ослаблять взаимоотноше¬ний и не обрывать их, когда вербальный контакт застопоривается.
  • В присутствии депрессивного больногоизбегать наигранной веселости, оживленности, пересказа сплетен, анекдотов.
  • Избегать выражений, которые могли бы заставить больного улыбнуться, так как это может пробудить в нем чувство вины или боязнь осрамиться. Никаких упреков и замечаний. Помнить, что больной очень чувствителен и раним и во всем легко усматривает подтверждение того, что его считают никчемным, ни на что не способным.
  • Быть осторожным в выражении иронии, сарказма и так называемых безобидных шуток. Чувство юмора во время депрессии часто пропадает.
  • Не напоминать лишний раз о былых успехах и достижениях. Во время тяжелой депрессивной фазы не пытаться выяснить причины и поводы избиения настроения. По возможности, сосредоточить внимание на текущем моменте, на испытываемых в данное время чувствах.
  • Если депрессивный больной в состоянии плакать (чего многие депрессивные больные не могут), поощрить его, дать выплакаться. Не поддерживать в больном тенденции постоянно требовать от себя самообладания.
  • В случаях неглубокой депрессии стараться стимулировать дыхание больного (дыхательная гимнастика, плавание). Возможно: специальный массаж, например затылка, живота.
  • Поощрять творческое самовыражение (рисование, музицирование, танцы) только тогда, когда у больного появится такое желание.
  1. Общение с пациентами с суицидальными намерениями.

Оценка суицидального риска

Чрезвычайно серьезной проблемой при депрессии являются суицидальные желания пациента. Чтобы выбрать правильные и эффективные техники для работы с данной проблемой, терапевту прежде всего необходимо выяснить, почему пациент совершает или обдумывает возможность совершения столь страшного шага.

Среди профессионалов до сих пор бытует миф о том, что, расспрашивая пациента о наличии суицидальных желаний, терапевт рискует “подбросить” ему эту идею и тем самым подтолкнуть к самоубийству.

При оценке степени суицидального риска терапевт должен учитывать, каким способом человек намеревается покончить с собой, знает ли он летальные дозы лекарств и отравляющих веществ и имеет ли доступ к огнестрельному оружию и химическим препаратам. Степень суицидального риска зависит также от наличия средовых ресурсов для вмешательства. Иными словами, нужно учитывать, насколько велика вероятность выявления суицидальных намерений близкими пациента, способны ли они помешать совершению самоубийства и оказать своевременную и адекватную медицинскую помощь в случае совершения суицидной попытки. О наличии суицидальных намерений можно судить по поведению и высказываниям человека. Повышенная скрытность или внезапное составление завещания должны насторожить близких пациента. Такие заявления, как: “Я не хочу больше жить”, являются прямым выражением суицидных мыслей. Самого серьезного отношения заслуживают и такие высказывания, как: “Я устал от этой жизни”, “От меня одни только неприятности”, “Мои дела никогда не поправятся”, “Я жил напрасно”. Иногда человек выражает свои суицидальные намерения в столь завуалированном виде, что смысл его намеков может быть понят только ретроспективно. Так например, депрессивный пациент, уходя из клиники домой на выходные дни, может сказать: “Думаю, мы больше не увидимся с вами” или “Спасибо, что пытались помочь мне”. Или, отправляясь спать, человек вместо “спокойной ночи” говорит своим близким “прощайте”. Примечательно, что 40% людей, совершивших самоубийство или пытавшихся покончить с собой, предприняли суицидную попытку в течение недели после посещения медицинского или психиатрического заведения (Yessler, Gibbs, Becker, 1961).

Первым и важнейшим шагом в работе с суицидальным пациентом является проникновение в его мир. Направление и методы терапевтического вмешательства будут зависеть от того, какие мотивы лежат в основе суицидального поведения пациента. Если, например пациент ищет избавления от тягостной ситуации, узловым моментом вмешательства будет работа с чувством безысходности и негативными ожиданиями. Если обнаруживается, что у пациента есть реальные основания для отчаяния, например он стоит на грани нищеты или страдает серьезным заболеванием, необходимо принять меры социального порядка. Но если всеобъемлющие негативные ожидания и чувство безысходности вырастают из искаженного или патологического самовосприятия и восприятия мира, то терапевтические усилия должны быть направлены на исправление ошибочных представлений и иррациональных убеждений пациента.

В тех случаях, когда суицидная попытка совершена с целью оказания воздействия на окружающих, необходимо понять, какие конкретно желания побуждали человека к действию. Хотел ли он добиться любви и понимания от окружающих, или желал отомстить кому-то, или пытался таким образом выразить свои враждебные чувства? Не связано ли это с рападом конвенциональных способов межличностной коммуникации? Если обнаруживается, что суицидная попытка вызвана недостаточным развитием коммуникативных и межличностных умений, необходимо показать пациенту, что его способы межличностной коммуникации имеют дезадаптивный характер, и научить его более адаптивным способам общения с людьми.

Терапевт должен уметь “вжиться” во внутренний мир пациента, должен уметь “прочувствовать” его отчаяние и безысходность. Польза такого рода эмпатии в том, что она позволяет адаптировать терапевтические стратегии к нуждам пациента и дает пациенту ощущение, что он “понят” терапевтом. Терапевт должен “вжиться” в образ мыслей пациента настолько, чтобы не считать его суицидальные намерения “ненормальными”. Напротив, он должен понять и принять логику суицидальных причинноследственных связей. И только после этого он вместе с пациентом может начать работу по поиску ошибок в посылках и умозаключениях, лежащих в основе суицидального импульса.

Склонить чашу весов против суицида

Вначале задача терапевта сводится к тому, чтобы “оттянуть время” и дождаться окончания опасного периода. Если пациент в полной мере вовлечен в терапевтический процесс, у него возникает желание узнать, куда ведет его терапевт, и он может решить “повременить” с исполнением своих суицидальных намерений. Поэтому необходимо постоянно пробуждать и поддерживать у пациента интерес к терапии. При этом крайне важно соблюдать принцип непрерывности терапии и обеспечивать преемственность содержания сессий. Чтобы перекинуть мостик от одной сессии к другой, терапевт может, например, вызвать у пациента какой-то вопрос и отреагировать на него приблизительно так: “Вы затронули очень интересную тему. У меня есть некоторые соображения на этот счет, но я расскажу вам о них на следующей сессии. Может, и вы вкратце запишете, что вы думаете по этому поводу?”

Мы считаем излишним – а в большинстве случаев и невозможным – требовать от пациента обещания, что он никогда не будет покушаться на свою жизнь. Столь же бессмысленной представляется нам практика заключения “договора” с пациентом, в котором тот обязуется “отложить” на две-три недели исполнение суицидальных намерений: если человек почувствует непреодолимое желание умереть, его не остановят никакие обязательства. С нашей точки зрения, наиболее эффективный подход заключается в том, чтобы побудить пациента к объективному анализу своих суицидальных желаний и подвести его к осознанию того, что эти желания могут оказаться безосновательными; таким образом терапевт может создать у пациента мотивацию к продолжению исследования.

Решение о совершении суицида следует рассматривать как результат борьбы между желанием жить и желанием умереть. Так же как при объявлении войны, непоправимое решение подчас принимается при перевесе в один голос, и поэтому терапевт должен сосредоточить свои усилия на том, чтобы создать перевес в пользу жизни.

Добившись согласия пациента взвесить все “за” и “против” суицида, терапевт просит его перечислить доводы в пользу жизни и доводы в пользу смерти. Разумеется, пациенту в его нынешнем состоянии трудно привести доводы в пользу жизни, однако он может вспомнить, что заставляло его жить раньше, когда он не был в депрессии. Для наглядности можно записать эти доводы в двух колонках на доске или на листе бумаги. После этого терапевт просит пациента назвать, какие из “прошлых” доводов актуальны в настоящем или могут иметь силу в будущем. Надо заметить, что суицидальные пациенты склонны аннулировать те позитивные моменты, которые были или присутствуют в их жизни: они либо забывают, либо игнорируют, либо обесценивают их. Помогая пациенту вспомнить позитивные факторы или прямо указывая на них, мы создаем противовес его многочисленным доводам в пользу смерти.

Впрочем, считаем нужным предостеречь терапевтов от излишне напористого подхода. Если пациент почувствует, что терапевт просто пытается “отговорить” его от самоубийства, в нем может проснуться негативизм. В предложениях и действиях терапевта должен сквозить дух экспериментаторства, как если бы он говорил пациенту: “Пусть вы убеждены в правильности вашего решения – все равно стоит перечислить позитивные моменты, чтобы выяснить ваше отношение к ним”.

После перечисления позитивных факторов терапевт и пациент перечисляют все доводы “за” и “против” суицида. В результате этой процедуры пациент обычно принимает более объективный взгляд на вещи, и доводы в пользу совершения суицида уже не кажутся ему столь же непререкаемыми, как раньше.

Приведенные пациентом доводы в пользу смерти должны быть восприняты терапевтом всерьез; от не имеет права отмахиваться от них, даже если они кажутся тривиальными или иррациональными. Недопустимы также заявления типа “Если вам так хочется, давайте, убейте себя”. Подобного рода “уловки” могут иметь самые печальные последствия.

 Работа с чувством безысходности

Терапевтическая стратегия, используемая при работе с чувством безысходности, вытекает из положения о том, что мышление и восприятие депрессивного пациента скованы рамками предвзятых умозаключений. Пациенту не приходит в голову подвергнуть сомнению свои предубеждения. Задача терапевта заключается в том, чтобы пробудить у пациента интерес к исследованию негативных предубеждений. Терепевт указывает пациенту на факты, противоречащие его умозаключениям, и, создавая таким образом

  1. Общение с пациентами, имеющими психические нарушения(синдром Мюнхаузена, шизофрения, циклотимия)

При мягких психич. заболеваниях (невроз) мы ожидаем от пациента такой же степени понимания, как и у здоровых людей. Общение не требует соблюдения каких-либо особых правил. При тяжелых психич. заболеваниях (психоз), сопровождающихся бредом и галлюцинациями, важно завоевать доверие собеседника, поэтому абсолютно недопустимо оспаривать бредовые идеи пациента. Важно избегать формализма, не следует апеллировать к правилам и запретам, лучше попытаться выполнить все допустимые требования больного. При общении с интеллектуально сниженными пациентами (деменция и олигофрения, аутизм детский) следует избегать употребления абстрактных понятий, намеков и острот, которые не могут быть восприняты собеседником. Обращения к пациенту должны быть краткими, конкретными, фразы следует произносить медленно, нелишним будет повторить или напомнить о сказанном ранее.

 

  1. Общение с враждебно настроенными и асоциальными пациентами Немало проблем в здравоохранении создают негативно настроенные или открыто враждебные (что встречается реже) клиенты. Клиенту надо сказать, что он кажется враждебно настроенным и злым. Порой понятия “озлобленность” и “враждебность” представляются слишком сильными для характеристики, поэтому свои высказывания следует формулировать не столь категорично. Общение с пациентами, являющимися асоциальными личностями. Асоциальность — это одно из самых сложных и прогностически неблагоприятных личностных расстройств, которые проявляются не столько различными симптомами, сколько нарушением поведения. Прежде это нарушение диагностировалось как “психопатическая личность” или “социопатическая личность” (термины, еще и теперь встречающиеся в литературе). Однако, принимая во внимание бесконечную мелочность чувств асоциальной личности, врач не должен поспешно обвинять себя, когда не удается наладить с ней эмоциональный контакт. При работе с асоциальными клиентами врачу очень важно в любой момент идентифицировать свои чувства и полагаться на них, потому что это единственное средство избежать манипуляций со стороны клиента и выполнять работу, не обращая внимания на большие трудности .

 

  1. Общение с трудными пациентами

КАК СПРАВИТЬСЯ С «ТРУДНЫМИ» БОЛЬНЫМИ? Есть несколько методов поведения, которые помогут усмирить и успокоить больного. СЛУШАЙТЕ, НЕ РЕАГИРУЯ. Слушать пациента, не реагируя – это способность внимательно слушать и проявлять интерес, но при этом не вести разговор.

СОХРАНЯЙТЕ СПОКОЙСТВИЕ. Некоторые врачи не уверены, что правильно реагируют на грубость больного. Главное в этой ситуации – сохранять спокойствие.

НЕ ПРИНИМАЙТЕ АГРЕССИЮ НА СВОЙ СЧЕТ. Помните, что в большинстве случаев пациент ведет себя неадекватно не потому, что вы некомпетентны и непрофессиональны, а из-за собственных страхов, связанных с болезнью.

СКАЖИТЕ ПРЯМО «Ваше поведение оскорбительно, и я смогу помочь вам лишь тогда, когда мы будем говорить вежливо и спокойно», – иногда одна лишь подобная фраза может побудить человека снизить тон. Это еще и хороший способ обозначить свои профессиональные границы, показав, что вы не собираетесь терпеть такое поведение.

ПОКАЖИТЕ СВОЮ ВОВЛЕЧЕННОСТЬ. Иногда пациенты просто хотят быть услышанными. Обращайтесь к больному по имени, поддерживайте зрительный контакт и говорите тихо, даже если он кричит.

ИЗБЕГАЙТЕ СПОРА. Расстроенный пациент может попытаться втянуть вас в спор. Попробуйте избежать разговора на повышенных тонах, спокойно объяснив пациенту, почему он не получил внимания, которого требовал. Просто извинитесь и сообщите больному, что вы обо всем позаботитесь.

 

  1. Общение с обсессивными пациентами

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), или синдром навязчивых состояний, может быть очень тяжелым опытом для больного и сложным явлением для понимания друзьям и близким этого человека. У людей с ОКР возникают навязчивые идеи – повторяющиеся навязчивые мысли, в которых, как правило, нет ничего приятного.

4 метода помощи пациенту:

  1. Поддержка
  2. Сопереживание
  3. Выражать сочувствие и переживание
  4. Не нужно судить или критиковать пациента

 

  1. Общение с пациентами, имеющими сексуальные проблемы

Kirkpatrik сформулировал 9 правил сексологического консультирования:

  • Врач не должен быть отягощен собственными сексуальными проблемами. Это необходимое условие для адекватного реагирования на соответствующие затруднения пациентов
  • Врач должен свободно и открыто говорить о сексуальных проблемах, т. е. не употреблять обтекаемых выражений и правильно использовать сексологическую терминологию
  • Врач в некоторых случаях должен первым начать разговор о возможных сексуальных проблемах, поскольку пациент может проявлять робость.
  • Врач обязан уметь интерпретировать сексуальные проблемы, когда пациент представляет их в замаскированном виде.
  • Врач должен быть хорошо осведомлен в различных вопросах сексуальности человека, чтобы предоставит пациентам соответствующую информацию (анатомия, психология полов, фармакология, контрацептивные средства).
  • Врач должен иметь ввиду при работе с подростками и юношами, что их знания о сексуальности могут быть неполными или искаженными. Следует обратить особое внимание на ранние половые отношения, мастурбацию, использование предохранительных средств.
  • Врач должен понимать пределы своих возможностей. Не следует заниматься сексотерапией без специальной подготовки.
  • Врач обязан знать, в каких случаях направлять пациента к другим специалистам, и адреса этих специалистов.
  • Врач должен отказаться от осуждающих оценок в отношении сексуального поведения и достоинств пациентов.

Виды сексуальных расстройств, которые встречаются чаще всего:

  • Импотенция – половое бессилие, проявляющееся в невозможности достичь полной эрекции во время половых отношений;
  • Ранняя эякуляция – извержение семени до или сразу после введения члена во влагалище;
  • Фригидность – половая холодность, частичное или полное отсутствие сексуального удовлетворения;
  • Гиперсексуальность – расстройство, при котором человека постоянно мучают мысли и фантазии сексуального характера, его одолевает сексуальное влечение.

 

  1. Общение с ВИЧ-инфицированными и больными СПИДом пациентами

Что важно знать при работе с ВИЧ-инфицированными пациентами:

  • Не делайте заранее предположений, что ВИЧ-инфицированный клиент обязательно что-либо знает о ВИЧ/СПИДе.
  • Спросите о том, существует ли у клиента поддержка со стороны близких, друзей, медицинских работников.
  • Часто ВИЧ-инфицированные пациента приходят потому, что они испуганы и хотят с кем-то поговорить. Дайте им возможность выговориться, прежде чем давать информацию.
  • Будьте готовы, что вне зависимости от того насколько Вы хотите помочь кому-либо, возможны моменты когда Вы будете чувствовать себя абсолютно беспомощными.
  • Помните, что вы не несете ответственность за ситуации, находящиеся вне зоны вашего влияния. Если кто-то звонит вам из сельской местности, где вокруг на 300 км ничего нет – не ваша вина в том, что там ничего нет.
  • Не перегружайте клиента информацией. Дайте ему знать, что можно позвонить или прийти в другое время и поговорить о наиболее волнующей проблеме.
  • Всегда будьте честны. Не приукрашивайте факты только для того, чтобы клиент чувствовал себя лучше. Когда он узнает правду будет только хуже.
  • Чрезвычайно важно дать понять клиенту, что он остается человеком, полноправным членом общества, обладателем человеческого достоинства.

 

  1. Общение с пациентами, имеющими культурные, языковые различия

Межкультурная коммуникация – совокупность разнообразных форм отношений и общения между индивидами и группами, принадлежащих к разным культурам. Типы межкультурной коммуникации:

  • Межэтническая коммуникация (процесс взаимодействия между лицами, представляющими малую и большую этнические группы одного общества);
  • Контркультурная коммуникация (процесс взаимодействия между представителями материнской культуры и дочерней субкультуры)
  • Коммуникации с представителями различных социальных классов и групп
  • Коммуникация с представителями различных демографических групп
  • Коммуникации между городскими и сельскими жителями
  • Региональная коммуникация

При работе с пациентами, имеющими культурные различия важно учитывать следующие компоненты коммуникации: невербальные средства(телесный контакт, пространственная близость, поза, внешний вид, мимика и жестикуляция, зрительный контакт),паравербальные средства (интонация, тембр голоса, акцент, сила звучания голоса, голосовая лабильность), вербальные средства (информативные плоскости, коды языка, коммуникативные стили), взаимодействие вербальных и невербальных средств (когеренция, инкогеренция).

Широко известной систематикой зон коммуникаций является классификация Э. Холла:

  1.  
  1. Общение с пациентами с нарушениями слуха
  • Разговаривая с человеком, у которого плохой слух, смотрите прямо на него. Не затемняйте свое лицо и не загораживайте его руками, волосами или какими-то предметами. Ваш собеседник должен иметь возможность следить за выражением вашего лица.
  • Чтобы привлечь внимание человека, который плохо слышит, назовите его по имени. Если ответа нет, можно слегка тронуть человека или же помахать рукой.
  • Говорите ясно и ровно. Не нужно излишне подчеркивать что-то. Кричать, особенно в ухо, тоже не надо.
  • Если вас просят повторить что-то, попробуйте перефразировать свое предложение. Используйте жесты.
  • Убедитесь, что вас поняли. Не стесняйтесь спросить, понял ли вас собеседник.
  • Если вы сообщаете информацию, которая включает в себя номер, технический или другой сложный термин, адрес, напишите ее, сообщите по факсу или электронной почте или любым другим способом, но так, чтобы она была точно понята.
  • Если существуют трудности при устном общении, спросите, не будет ли проще переписываться.
  • Нужно смотреть в лицо собеседнику и говорить ясно и медленно, использовать простые фразы и избегать несущественных слов.
  • Нужно использовать выражение лица, жесты, телодвижения, если хотите подчеркнуть или прояснить смысл сказанного.

 

  1. Общение с пациентами с нарушениями зрения

При общении с людьми с плохим зрением и незрячими

  • Предлагая свою помощь, направляйте человека, не стискивайте его руку, идите так, как вы обычно ходите. Не нужно хватать слепого человека и тащить его за собой.
  • Опишите кратко, где вы находитесь. Предупреждайте о препятствиях: ступенях, низких притолоках и т.п. Передвигаясь, не делайте рывков, резких движений.
  • Если вы собираетесь читать незрячему человеку, сначала предупредите об этом. Говорите нормальным голосом. Не пропускайте информацию, если вас об этом не попросят.
  • Всегда обращайтесь непосредственно к человеку, даже если он вас не видит, а не к его зрячему компаньону.
  • Всегда называйте себя и представляйте других собеседников, а также остальных присутствующих.
  • Когда вы предлагаете незрячему человеку сесть, не усаживайте его, а направьте руку на спинку стула или подлокотник. Когда вы общаетесь с группой незрячих людей, не забывайте каждый раз называть того, к кому вы обращаетесь.
  • Избегайте расплывчатых определений и инструкций, которые обычно сопровождаются жестами, выражений вроде «Стакан находится где-то на столе». Старайтесь быть точными: «Стакан находится по середине стола».
  • Если в вашей библиотеке есть специальная аппаратура, то сообщите об этом посетителям библиотеки с проблемами зрения: «Знаете, у нас есть для Вас специальная аппаратура, можно читать книги, журналы и газеты с помощью электронной лупы»

  

  1. Общение с пациентами с нарушениями речи

При общении с людьми, испытывающие затруднения в речи

  • Не перебивайте и не поправляйте человека, который испытывает трудности в речи. Начинайте говорить только тогда, когда убедитесь, что он уже закончил свою мысль.
  • Не пытайтесь ускорить разговор. Будьте готовы к тому, что разговор с человеком с затрудненной речью займет у вас больше времени. Если вы спешите, лучше, извинившись, договориться об общении в другое время.
  • Смотрите в лицо собеседнику, поддерживайте визуальный контакт. Отдайте этой беседе все ваше внимание.
  • Не думайте, что затруднения в речи – показатель низкого уровня интеллекта человека.
  • Старайтесь задавать вопросы, которые требуют коротких ответов или кивка.
  • Не притворяйтесь, если вы не поняли, что вам сказали. Не стесняйтесь переспросить. Если вам снова не удалось понять, попросите произнести слово в более медленном темпе, возможно, по буквам.
  • Не забывайте, что человеку с нарушенной речью тоже нужно высказаться. Не перебивайте его и не подавляйте. Не торопите говорящего.
  • Если у вас возникают проблемы в общении, спросите, не хочет ли ваш собеседник использовать другой способ – написать, напечатать.

 

  1. Подходы к построению взаимоотношений между врачом и пациентом в трудных и чрезвычайных ситуациях

Одно из важнейших условий для установления взаимопонимания между врачом и пациентом – ощущение поддержки. Если больной осознает, что врач намерен помогать, а не заставлять, то он, вероятно, активнее будет участвовать в лечебном процессе. Когда врач проявляет понимание, человек уверен, что его жалобы услышаны, зафиксированы в сознании врача, и тот их обдумывает. Это чувство укрепляется, когда врач говорит: “Я Вас слышу и понимаю” – или выражает это взглядом или кивком головы. Уважение подразумевает признание ценности человека как личности. Особенно важно это на этапах сбора анамнеза, когда врач знакомится с обстоятельствами жизни пациента. Сочувствие – ключ к установлению сотрудничества с пациентом. Нужно суметь поставить себя на место больного и взглянуть на мир его глазами. Важно понимать и учитывать внутреннюю картину заболевания – все то, что испытывает и переживает пациент, не только его местные ощущения, но и общее самочувствие, самонаблюдение, его представление о своей болезни, о ее причинах.

Отметим еще один непреложный факт: беседа с пациентом должна идти “один на один”, присутствие третьих лиц исключается. Сведения о пациенте старше 15 лет не могут быть сообщены посторонним лицам и даже родственникам без его согласия.

Пациент имеет право получать информацию о своем здоровье, соглашаться на лечение или отказываться от него, требовать и получать материальное возмещение при нанесении ущерба здоровью. Пациент должен быть осведомлен о характере болезни, существующем риске, перспективах и способах лечения, возможности и степени участия семьи в реализации лечебных программ. Врачу всегда сложно говорить о неблагоприятном прогнозе заболевания или большом риске какой-либо манипуляции. Человеку надо давать положительную информацию, настраивающую на перспективу пусть даже минимального улучшения.

  

  1. Кодекс РК «О здоровье народа и системе здравоохранения 2016» статья 51 «Медицинская помощь при чрезвычайных ситуациях»
  2. Медицинская помощь при чрезвычайных ситуациях – форма предоставления медицинской помощи службой медицины катастроф при чрезвычайных ситуациях социального, природного и техногенного характера.
  3. Порядок предоставления, виды и объем медицинской помощи при чрезвычайных ситуациях определяются Правительством Республики Казахстан.

 

  1. Классификация чрезвычайных ситуаций и психологическая реакция на ситуацию

Чрезвычайная ситуация — внезапно возникшее событие, в результате которого два или больше человека погибли, либо три или больше человека пострадали/заболели и находятся в тяжёлом состоянии. Различают чрезвычайные ситуации: локального (1—10 пострадавших), территориального (10—50 пострадавших), регионального (50—500 пострадавших), федерального (более 500 пострадавших) и международного уровня. Существует понятие «чрезвычайная ситуация в медицине» — положение, когда органы здравоохранения (различного уровня) не справляются на месте с наплывом пострадавших. Оказавшиеся в экстремальных ситуациях люди проходят в своих психологических состояниях ряд этапов и имеют индивидуальные различия в характере реакций на чрезвычайную ситуацию.

  1. «Острый эмоциональный шок», который характеризуется общим психическим напряжением с преобладанием чувства отчаяния и страха при обостренном восприятии.
  2. « Психофизологическая демобилизация», существенное ухудшение самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности, панических реакций, понижением моральных норм поведения, уменьшением уровня эффективности деятельности и мотивации к ней.
  3. «Стадия разрешения», когда постепенно стабилизируется настроение и самочувствие, однако сохраняются пониженный эмоциональный фон и контакты с окружающими ограниченны. Происходит сложная эмоциональная и когнитивная переработка ситуации, оценка собственных переживаний и ощущений.
  4. «Восстановление», когда активизируется межличностное общение.

У людей, переживших экстремальную ситуацию, значительно снижается работоспособность, а также критическое отношение к своим возможностям.

Поведение человека в ЧС определяет страх, вызванный событиями. Страх в отдельных случаях настолько выражен, что вызывает психические расстройства. В результате ЧС часто у человека развиваются реактивные психозы по типу аффективно- шоковых реакций и истерических психозов, а также непсихотические расстройства по типу острой реакции на стресс.

  1. Медицина катастроф

Медици́на катастро́ф — область медицины, задачей которой является организация оказания медицинской помощи (вплоть до специализированной) пострадавшим в чрезвычайных ситуациях (в условиях массового появления пострадавших или заболевших). В подобных условиях зачастую складывается ситуация «один врач — множество больных», в отличие от остальной медицины, где обычной является практика «один врач — один больной». Виды поражений при катастрофах: Травмы, Ожоги, Отравления, Синдром длительного сдавливания, Лучевая болезнь, Инфекционные заболевания. Задачи Службы медицины катастроф: медицинская разведка в зоне чрезвычайной ситуации (ЧС), медицинская сортировка пострадавших, организация и оказание медицинской помощи пострадавшим, организация эвакуации и эвакуация пострадавших из зоны ЧС, привлечение дополнительных медицинских сил и средств для помощи пострадавшим в случае необходимости, организация госпитализации пострадавших, руководство действиями медицинских формирований и учреждений.

  1. Санитарно-эпидемиологическая ситуация в зонах катастроф

Основная задача санитарно-эпидемиологических формирований — организация и проведение противоэпидемических и профилак тическихмероприятий, направленных на сохранение жизни и здоровья пострадавшего населения, поддержание санитарно-эпидемиологического благополучия в зоне ЧС.Основными мероприятиями в зоне катастроф являются:

— проведение санитарно-эпидемиологической разведки и наблюдения;

— осуществление постоянного контроля за состоянием окружающей среды в зоне катастрофы, обстановкой на аварийных объектах и прилегающих к ним территориях;

— контроль за безопасностью водоснабжения и питания населения, а также спасателей;

— гигиенический и эпидемиологический анализ заболеваемости населения в зоне катастрофы (гигиеническая диагностика);

— выявление инфекционных больных, их изоляция и госпитализация;

— проведение по эпидпоказателям экстренной профилактики и дезинфекции в выявленных эпидочагах;

— санитарно-эпидемиологический надзор за выполнением гигиенических норм и санитарных правил;

— разработка предложений по ускоренной адаптации населения и спасателей к экстремальным условиям. коррекция их трудоспособности;

— гигиеническое воспитание населения и спасателей;

— организация материально-технического обеспечения работы специалистов госсанэпидслужбы (формиро ваний). —

В зависимости от характера катастрофы в зоне ЧС проводятся дополнительные мероприятия.

 

  1. Организация и задачи, службы экстренной медицинской помощи (первая помощь, доврачебная помощь, лечебно-эвакуационные мероприятия)

Экстренная медицинская помощь – комплекс лечебно-профилактических мероприятий, направленных на устранение факторов, непосредственно угрожающих жизни пораженных; поддержания функций жизненно-важных органов; профилактики тяжелых осложнений и подготовки пораженных к эвакуации в лечебно-профилактические организации за пределами районов чрезвычайных ситуаций. оказывается круглосуточная неотложная помощь пациентам в случае, если любое промедление напрямую угрожает их здоровью или жизни (требующая неотложного вмешательства проблема со здоровьем, отравление, травма и другие повреждения).Прежде всего, надо быстро оценить обстановку, в которую попал пострадавший, и принять меры к прекращению воздействия повреждающих моментов. Быстро и правильно оценить состояние пострадавшего. Этому способствует выяснение обстоятельств, при которых произошла травма, времени и места возникновения её. Это особенно важно, если пострадавший находится в бессознательном состоянии. При осмотре пострадавшего устанавливают, жив ли он или мертв, определяют вид и тяжесть травмы, было или продолжается кровотечение. На основании осмотра пострадавшего определяют способ и последовательность оказания первой медицинской помощи. Выясняют, какие средства необходимы для оказания первой медицинской помощи, исходя из конкретных условий, обстоятельств и возможностей. Оказывают первую медицинскую помощь и подготавливают пострадавшего к транспортировке. Организуют транспортировку пострадавшего в лечебное учреждение. До отправки в лечебное учреждение пострадавшего нельзя оставлять одного без присмотра. Первая помощь в максимально доступном объеме должна оказываться не только на месте происшествия, но и по пути следования в лечебное учреждение.

 

  1. Деонтологическая тактика общения медработника с учетом возрастных психологических изменений пациентами (детский)

Основными условиями эффективности профессионального общения медработника являются: демонстрация доброжелательности, такта, внимания, интереса, профессиональной компетентности. Необходимо знать особенности психологического отражения своего состояния пациентами разного возраста и осуществлять соответственно по отношению к ним деонтологическую тактику общения.

Изначально деонтология (от греч. δ?ον — должное) являлась учением о проблемах морали и нравственности, разделом этики. Этот термин был введен Бентамом в своей работе «Деонтология, или наука о морали» для обозначения теории нравственности как науки о морали. Основы деонтологии в отечественной медицине заложил заслуженный советский онколог Н.Н.Петров. Впоследствии наука сузилась до характеристики проблем человеческого долга, рассматривая долг как внутреннее переживание принуждения, задающегося этическими ценностями. В ещё более узком смысле деонтология была обозначена, как наука, изучающая конкретно медицинскую этику, правила и нормы взаимодействия медицинского работника с коллегами и пациентом.

Работа с маленькими пациентами – это дело чрезвычайно сложное и ответственное. Установление психологического контакта с пациентом–ребенком имеет зачастую не меньшее значение, чем лечебные процедуры. Для детей характерны такие психологические особенности как отсутствие осознания болезни в целом, неумение фор мулировать жалобы, сильные эмоциональные реакции на отдельные симптомы болезни, восприятие лечебных и диагностических процедур как устрашающих мероприятий, усиление дефектов характера и воспитания ребенка в период болезни, чувство страха, тоски, одиночества в стенах лечебного учреждения, вдали от родителей.

Деонтологической тактикой в работе с детьми будет эмоциональное теплое отношение, отвлечение от болезни, организация нешумных игр, чтение, проведение процедур с уговорами. А также немаловажным является профессиональное обращение с родственниками больного ребенка.

Специфика ухода зависит от возрастной категории ребенка, характера и тяжести его заболевания. Медицинский работник, выполняя свой профессиональный долг, обязан обеспечить оказание, ему необходимой медицинской помощи, используя все достижения современной медицины и всеми мерами избежать нанесения своими действиями какого-либо вреда его физическому состоянию и психике.

 

  1. Деонтологическая тактика общения медработника с учетом возрастных психологических изменений пациентами (подростковый)

Психологические особенности работы с подростками зависят от индивидуальных особенностей личности – характера, темперамента, индивидуального опыта. Психологическими особенностями подростков являются: преобладание психологической доминанты возраста – «притязание на взрослость», бравада как форма самозащиты при внутренней психологической ранимости, пренебрежительное отношение к болезни факторам риска.

Подростки в подавляющем большинстве случаев, осознавая свое болезненное состояние, угрожающую им опасность и необходимость лечения, мобилизуют свою волю на активное противодействие болезни, подавляют свой страх и отрицательные эмоции, связанные с предстоящим лечением. Деонтологической тактикой при работе с подростами является общение с учетом возрастных психологических особенностей, опоры на самостоятельность и взрослость подростка.

  

  1. Деонтологическая тактика общения медработника с учетом возрастных психологических изменений пациентами (взрослый)

Психологические особенности работы с пациентами работоспособного возраста, как и с подростками, зависят от индивидуальных особенностей личности. Медицинскому работнику необходимо, прежде всего, выяснить отношение к болезни, медперсоналу, позицию на взаимодействие пациента с медперсоналом.

Ориентация на трудовую и социальную реабилитацию будет лучшей деонтологической тактикой. Кроме того, выбор тактики общения лучше проводить в зависимости от внутренней картины болезни, а также корректировать неадекватные установки тревожно-мнительных пациентов.

 

  1. Деонтологическая тактика общения медработника с учетом возрастных психологических изменений пациентами (старческий: агрессия, тревожность, слабоумие, деменция)

Установление психологического контакта с пациентами пожилого и старческого возраста является делом довольно сложным и ответственным, требующим специальных навыков, большого внимания и терпения. Для пациентов пожилого и старческого возраста характерна такая психологическая доминанта возраста, как «уходящая жизнь», «приближение смерти», чувство тоски, одиночества, нарастающая беспомощность; такие неприятные возрастные изменения как снижение слуха, зрения, памяти, сужение интересов, повышенная обидчивость, ранимость, а также снижение возможности самообслуживания; интерпретация болезни только через возраст, отсутствие мотивации к лечению и выздоровлению.

Деонтологическая тактика при работе с пожилыми пациентами будет поддержание у последнего ощущения собственной значимости, подчеркнуто уважительное, тактичное, деликатное отношение без фамильярности и нравоучений; ориентация на двигательную активность и мотивация на выздоровление.

Общение медицинского работника с пациентом – важнейший элемент процесса лечения. Одним из значимых условий для установления взаимопонимания между медицинским работником и пациентом является ощущение поддержки. Если пациент осознает, что медперсонал намерен помогать, а не заставлять, то и он активнее участвует в лечебном процессе. Когда медперсонал проявляет понимание, человек уверен, что его жалобы услышаны, зафиксированы в сознании медицинского работника, и тот их обдумывает. Это чувство укрепляется, когда медицинский работник говорит: “Я Вас слышу и понимаю” – или выражает это взглядом или кивком головы. Уважение подразумевает признание ценности человека как личности. Особенно важно это на этапах сбора анамнеза, когда медицинский работник знакомится с обстоятельствами жизни пациента. Сочувствие – ключ к установлению сотрудничества с пациентом. Нужно суметь поставить себя на место больного и взглянуть на мир его глазами. Важно понимать и учитывать внутреннюю картину заболевания – все то, что испытывает и переживает пациент, не только его местные ощущения, но и общее самочувствие, самонаблюдение, его представление о своей болезни, о ее причинах. При хорошем контакте с медицинским работником пациент скорее выздоравливает, а применяемое лечение имеет лучший эффект.

Очень важным моментом в работе медицинского работника является умение понять пациента, поддержать его, настроить на выздоровление независимо от возраста пациента. Это является основой лечебной деятельности медицинского работника.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Общение с депрессивными пациентами

error: Материал көшіруге болмайды!