Завершение колонизации Казахстана Россией и его последствия

Завершение колонизации Казахстана Россией и его последствия

После смерти хана Кенесары и поражения его сторонников почти все земли Казахстана оказались под властью России.  Однако сопротивление разрозненных отрядов продолжалось очень долго. Пользуясь численным и техническим превосходством, русские войска продвигались со стороны Омска и Оренбурга на юг, в земли Старшего жуза. В 1847 г. большой казачий отряд проник в Жетысу и построил здесь Копальское укрепление. В это время колониальная армия занимает низовья Сырдарьи, основав там укрепление Раим, переименованное в 1848 г. в Аральское.

Казахи, справедливо полагая, что строительство крепостей приведет к новым земельным ограничениям и поселению казаков, в 1847-48 гг. участили нападения на отдельные российские отряды, пограничные укрепления. Часто их протест выражался в откочевке казахских аулов в земли Хивы и Коканда. Несмотря на это, наступление российской армии продолжалось. В 1850 г. была взята кокандская крепость Шым-корган, в августе 1852 г. – крепости Камыс-корган и Кос-корган. С прибытием российского экспедиционного отряда в низовьях Сырдарьи было заложено укрепление Кармакшы. В 1854 г. из этих укреплений, а также форта Перовск (Ак-Мечеть), была образована Сырдарьинская военная линия.

Продолжалось и завоевание Жетысу. В 1850 г. казахи долины Или, заключив союз с Кокандом и кыргызами, начали крупномасштабные действия против российских войск. Центром сопротивления являлось укрепление бия Таишибека при впадении реки Алматы в Каскелен. Для борьбы с казахско-кокандским войском была сформирована специальная военная экспедиция под командой подполковника Карбышева. В мае 1851 г. российские войска разрушили укрепление Таишибека и овладели междуречьем Или и Шу.

В 1853 г. после взятия крепости АкМечеть российское правительство решило объединить Сибирскую и Сырдарьинскую линию. С этой целью в Жетысу вышел отряд под командованием Перемышльского, который в середине 1853 г. построил Илийский пикет, а весной 1854 г.  укрепление Верное в урочище Алматы. В 1855 г. в окрестности Верного прибыло 400 семей из Сибири, которые образовали Большую Алма-Атинскую станицу. Тогда же образовались станицы Лепсинская. Урджарская, Малая Алма-Атинская, Талгарская, Иссыкская, укрепления Узун Агачское и Кастекское. Район Верного становится оплотом колониальных властей в Жетысу.

Завершение завоевания Казахстана. Осенью 1860 г. казахи в союзе с Кокандом предприняли последнюю попытку изгнать русских из Жетысу. Кокандский хан направил против Верного 12-тысячное войско, к которому присоединились казахи и кыргызы. Объединенное войско, насчитывавшее до 22 тыс. человек, 20 октября встретилось с российскими отрядами у р. Кара – Кастек в урочище Узынагаш, где и потерпело поражение.

Весной 1864 года царское правительство направило войска против Кокандского ханства и непокорных казахов. Российские отряды заняли Мерке, Аулие Ату, Туркестан, но под Чимкентом потерпели поражение и были вынуждены отступить. В сентябре 1864 г. наступление возобновилось с двух сторон: из Туркестана под командованием полковника Черняева, из Аулие Аты – подполковника Лерха. После непродолжительной осады Чимкент был взят штурмом. Вся территория Казахстана оказалась под властью России, и освободительная война окончилась поражением казахов.      С этого времени начинается новый период казахской истории – колониальный.

 

  1. Изменения в социально – экономической жизни казахов                       

               в 20-60-х годах XIX века

Период освободительной войны 1824-1864 гг. был переломным в хозяйственной и культурной жизни народа. Изменения, произошедшие в это время, были прямым следствием колониальной политики России, направленой на разрушение традиционного образа жизни казахов, их русификацию, на превращение казахских степей в российскую провинциальную окраину, рынок сбыта и источник сырья для росийской промышленности.

Реформы в Младшем жузе.   Вся казахская степь была поделена на два ведомства – Оренбургских и Сибирских казахов. В 1824 г. казахов условно разделили на прилинейных и степных, независимых.

В 1831 г. среди прилинейного населения были организованы административные единицы для регулирования учета населения и сбора податей – дистанции. Дистанционные начальники обязаны были выполнять все предписания и распоряжения султана-правителя, пограничной комиссии, военного губернатора и линейного начальника, а также пресекать выступления против российских властей. Дистанции делились на старшинства. Дистанционные начальники и старшины назначались Оренбургской администрацией.

Однако дистанционная система не могла полностью контролировать казахов. В Младшем жузе, кроме 241 официального правителя, было 107 неофициальных, не признававших власть России. Для вовлечения родоправителей в систему административного управления было создано промежуточное звено – институт управляющих – посредников между султанами-правителями и дистанционными начальниками.

В 1844 г. было принято «Положение об управлении Оренбургскими казахами». Кроме разделения на части и дистанции, были введены должности попечителей из российских чиновников, контролировавших действия казахской администрации. Была ликвидирована самостоятельность казахских аулов, административные единицы строились без учета родоплеменного деления казахов.

Реформы в Среднем жузе. В Среднем жузе система колониального управления также претерпела ряд изменений. В 1822 г. Сибирь была Разделена на Западную и Восточную. В Западную часть вошли Тобольская, Томская губернии и Омская область. К последней были причислены и казахские земли Среднего жуза.

Казахские земли составили восемь «внешних округов» Омской области и назывались «Областью Сибирских казахов». Кроме того, казахи кочевали на землях «внутренних округов» – Омского, Петропавловского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского, а также в Бийском, Барнаульском, Колыванском, Тюкалинском округах Томской губернии и Ишимском, Курганском округах Тобольской губернии. В 1824 г. казахам, принявшим подданство России, запретили кочевать за пределами империи, затем жителям округов было запрещено покидать пределы округа без письменного разрешения окружного приказа. Таким образом, Омская администрация стремилась к закрепощению казахского населения. Однако освободительная война под руководством султана Саржана, а позднее – Кенесары оставила положения указов невыполненными.

Неудачи в колониальной войне побудили российское правительство ввести «Положение об отдельном управлении сибирскими казахами». В 1838 г. Омская область была упразднена, внутренние округа переданы российским губерниям: Петропавловский – Тобольской, Усть- Каменогорский и Семипалатинский – Томской. Казахам, жившим вдоль Иртыша, было приказано освободить эти земли и приписаться к внешним округам. С 1843 г. казахам Томской и Тобольской губерний запрещалось кочевать здесь без особого билета, выдаваемого приказами внешних округов.

В 1854 г. область сибирских казахов была разделена на две части: Кокпектинский и Аягузский внешние округа, Семиреченский край. Земли по правому берегу Иртыша были выделены в Семипалатинскую область.

В Жетысу организовывались колониальные учреждения. В 1848 г. было создано Приставство Большой Орды, подчиненное Западно- Сибирскому генерал-губернатору. В 1856 г. был образован Алатауский округ с центром в Верном (Алматы).

К началу 60-х годов XIX в. все казахские земли были подчинены, российской администрации. Административные реформы 20-50-х гг. создали условия для проведения изменений в хозяйственной и социальной жизни казахов.

Изменения в экономике Казахстана. Колониально-карательные меры царизма привели к изменениям в хозяйственной жизни казахов. Строительство укрепленных линий и крепостей в степи нарушало традиционные маршруты кочевий. Занятие скотоводством, особенно близ пограничной линии, стало небезопасным. В период войны 1812 года в Россию было отправлено большое количество скота, что привело к значительному сокращению его поголовья в степи.

В первой четверти XIX в. казахское кочевое хозяйство переживало кризис, усугублявшийся отчуждением лучших земель в пользу казачества. Из-за дефицита зимних пастбищ многие казахские хозяйства перешли к стойловому содержанию скота и стали заниматься сенокошением на жайлау.

Налоги и денежное обращение. В 1837 г. в Младшем жузе была введена кибиточная подать по 1 рублю 50 копеек серебром в год с каждой кибитки. От уплаты подати освобождались должностные лица –  старшины, султаны, находившиеся на службе у пограничного начальства и муллы. Подать взималась в одинаковой мере и с бая, и с бедняка, не имеющего скота. Кроме того, существовали многочисленные сборы, повинности, штрафы и т.п.

С введением новой системы налогов и повинностей в казахской степи возросла роль денежного обращения. Налоги вносились в казну деньгами. Повышение спроса на скот и продукты скотоводства привело к тому, что казахское скотоводческое хозяйство, прежде всего байское, постепенно начинало приспосабливаться к требованиям рынка. Не только скотоводство, но и другие отрасли хозяйства приобретали товарный характер. Возросла также роль Казахстана как рынка сбыта российского хлеба и промышленных товаров.

Большое значение в развитии торговли имели сезонные ярмарки. В 1832 г. оборот ярмарки в Бокеевском ханстве составил более 2 млн. рублей. Открылись также Новоузенская, Черноярская, Семипалатинская, Кояндинская и др. ярмарки. Деятельное участие в торговле принимали казахские баи. Они брали у русских купцов на комиссию товары, которые затем продавали одноаульцам.

Казахи стремились продавать привезенные на ярмарку скот и сырье за деньги, чтобы внести кибиточную подать. Часть денег оставалась в Казахстане и находилась во внутреннем обращении.

Итак, в первой половине XIX в. в Казахстане получили развитие товарноденежные отношения и товарное производство, что привело к разложению натурального хозяйства казахов. Казахстан со своими природными богатствами и экономическим потенциалом постепенно стал превращаться в сырьевой придаток новых капиталистических отношений.

Разложение сословной системы, баи. Изменения в политическом устройстве и в хозяйственной жизни казахского общества привели к изменениям в его социальной структуре. Часть султанов перешла на службу в росийский колониальный аппарат, став чиновниками российской администрации. Султаны, не занимавшие должностей, были лишены всех привилегий и слились с рядовыми общинниками. Это повлекло за собой распад структуры казахского общества с его разделением на два сословия – аксуйек и карасуйек.

В первой половине XIX в. султаны и родоправители, состоящие на службе России, начали захватывать лучшие зимние пастбища в личную собственность. Казахи пытались возвратить пастбища силой, что вызывало репрессии со стороны колониального аппарата. Так, верхушка казахского общества, стоящая на российской службе, постепенно превращалась в крупных землевладельцев.

Формировалось и мелкое крестьянское землевладение. Границы земель отмечались вехами, колышками. Владельцам земли выдавались свидетельства (куаликнаме), официальные бумаги (наме кагаз) или разрешения (руксатнаме), которые юридически узаконивали право частной собственности.

Разложение основной социальной ячейки, кочевой общины, было связано с развитием торговли и растущим проникновением товарно- денежных отношений. В казахском обществе возникла новая социальная группа – баи. Раньше словом «бай» казахи называли любого богатого человека. Однако к середине XIX в. баи стали особой общественной группой, тесно связанной с развитием торговли и денежных ростовщических операций. Баи занимались караванной торговлей с русскими городами, давали деньги под проценты.

Зависимые группы населения. Социальная дифференциация и массовое обезземеливание казахов привели к образованию других общественных групп – бедняки и батраки. Батраки – бедняки, потерявшие скот и вынужденные за небольшую плату обслуживать хозяйства богатых казахов. Они кочевали вместе с аулом хозяина, пасли его скот, выполняли всевозможные мелкие работы, получая за это средства передвижения при кочевках. Часть батраков в поисках заработка  уходила к прилинейным казакам на рыболовные и соляные промыслы, золотодобывающие рудники.

В 1844 г. в Центральном Казахстане был построен Благодатно-                     Стефановский медеплавильный завод, где работали преимущественно казахи-батраки. Большинство рабочих Александровского, Николаевского, Богославского серебро-свинцового, плавильного заводов также составляли казахи.

При найме представители заводов заключали с казахами кабальные договоры, и они содержались как крепостные крестьяне. Рабочий день длился с восхода до заката солнца. Бытовые условия были исключительно тяжелыми. Заработная плата казахских рабочих была в несколько раз ниже, чем у русских. Накопив средства для покупки скота, батраки уходили в степь.

В XIX в. резко упала роль такой социальной группы, как толенгуты, которые раньше были военными слугами хана и султанов. С упадком казахской государственности их положение изменилось: часть их превратилась в полукрепостных работников в султанских хозяйствах, другая часть соединилась с остальными казахами, образовывая целые толенгутские роды.

Исчезающей социальной группой казахского общества были кулы – рабы. Устав 1822 г. запрещал казахам приобретать новых рабов, а в 1859 г. генерал  губернатор Западной Сибири взял подписку от султанов и богатых казахов с обязательством предоставить свободу всем находящимся у них рабам. К 60-м годам XIX в. этот институт перестал существовать, а потомки кулов смешались с остальными казахами.

Таким образом, в 20-60-е годы XIX в. в казахском обществе нарастает социальная дифференциация, появляются новые общественные группы – баи, богатые землевладельцы, часть казахов разоряется. Появление частной собственности на землю привело к кризису общинного землевладения, проникновению в Казахстан феодальных порядков.

 

  1. Социально-экономическое развитие Казахстана во второй половине XIX века. Административные реформы 1867 – 1868 гг.

Подготовка реформы. К середине 60 – х годов XIX века завоевание Казахстана было завершено, фактически были разгромлены Кокандское и Хивинское ханства. Настоятельной задачей колониальных властей стала унификация системы управления в разных регионах Казахстана и приспособление ее к общеимперской административной системе. Это совпало по времени с буржуазными реформами 60 – 70 – х годов в самой России, приведшими к превращению военно – феодальной империи в буржуазную. Росло значение центрально – азиатских владений не только в стратегическом, но и в экономическом плане, в первую очередь как рынков сбыта неконкурентоспособных в Европе русских товаров и источник дешевого сырья. Эксплуатация ресурсов Казахстана требовала введения новой системы управления и распространения общеимперского законодательства на всю территорию новых колоний.

В 1865 г. царское правительство создало комиссию для изучения хозяйственных особенностей различных регионов Казахстана, существующей системы управления, обычного права и выработки проекта реформы. В состав комиссии вошли не только чиновники различных учреждений, но и ученые. Как известно, в работе комиссии активное участие приняли Ш. Уалиханов и известный исследователь Казахстана А. Левшин.

В результате работы комиссии был составлен проект реформы управления степными областями. Для окончательного уточнения проекта реформы административного управления Средней Азии и Казахстана в марте 1867 г. был создан комитет. Его возглавил военный министр Д. Милютин. 11 июля 1867 г. было издано «Временное положение об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях». 21 октября 1868 г. утверждено «Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно – Сибирского генерал – губернаторства».

Главной и основной задачей реформы было объединение подвластных России народностей под одно управление, устранение от власти местной аристократии, ослабление родовых начал, «чтобы добиться постепенного слияния киргизских (казахских) степей с прочими частями России». Реформы были вызваны стремлением царизма обеспечить русскому капиталу наиболее выгодные условия для эксплуатации коренного населения казахских степей и природных богатств края.

Реформа управления. На основании реформы вся территория Казахстана была разделена на три генерал – губернаторства, которые состояли из шести областей. В Оренбургское генерал – губернаторство вошли Уральская и Торгайская области. Оренбург, являвшийся административным центром всего генерал – губернаторства, одновременно был и центром Торгайской области. Центр Уральской области – город Уральск, Западно – Сибирскому генерал – губернаторству с центром в Омске подчинялись Акмолинская и Семипалатинская области. Административный аппарат Акмолинской области находился в Омске, а областным центром Семипалатинской явился Семипалатинск. В состав Туркестанского генерал – губернаторства вошли Семиреченская область с центром в г. Верном и Сырдарьинская, областной центр которой находился в Ташкенте. Однако названные области не охватывали всей территории современного Казахстана. Земли Бокеевского ханства вошли в состав Астраханской губернии, а Мангышлакское приставство в 1870 г. отошло в ведение Кавказского военного округа, несколько позже – в состав Закаспийской области.

Генерал – губернатор, стоявший во главе генерал – губернаторства сосредотачивал в своих руках всю полноту военной, гражданской власти и являлся в то же время командующим войсками военного округа. Во главе областной администрации стоял губернатор, который также был наделен военной и гражданской властью. Командование войсками в областях возлагалось на военных губернаторов. Он же считался наказным атаманом казачьих войск, расположенных на территории области. При военном губернаторе учреждалось областное управление, в состав которых входили три отдела: распорядительный, хозяйственный и судебный. Председатель правления считался вице – губернатором. Во главе отдела находился старший советник. Области делились на уезды, начальники которых назначались генерал – губернаторами по представлению военных губернаторов областей из числа офицеров. При них назначались два помощника, обычно из среды казахской родовой аристократии. Уездным начальникам подчинялись войска, расквартированные на территории уезда. Кроме того, учреждалась должность уездного судьи, назначенного правительством.  Таким образом, политика царизма в казахской степи была направлена на сосредоточение всей полноты власти в низовых звеньях колониального управления и установление военизированного режима на местах.

Уезды состояли из волостей, во главе которых ставились выборные волостные управители. Волости создавались не по родовому принципу, а по территориальному. В каждую волость входили 10 – 12 административных аулов. Вместо старых родовых названий аулов была введена их цифровая нумерация. Во главе аула, примерно 120 – 200 семей, ставились выборные старшины. При создании волостей не учитывалось родовое деление, то есть на территории волости размещались аулы разных родовых делений. Этим царское правительство хотело ослабить родовое начало и роль родовой знати в степи. Переход аула из одной волости в другую разрешался только уездным начальником. Переход хозяйства из одного аула в другой также мог производиться с разрешения родового старшины или волостного управителя. Волостные управители и аульные старшины выбирались, а затем утверждались уездной администрацией.

Выборы были двухстепенными, т.е. от каждых 50 хозяйств выбирался один выборщик, съезд которых избирал волостного управителя. Аульный старшина выбирался на сходе выборщиков от каждых 10 хозяйств. Областная и уездная администрация имели право отменять результаты выборов.

В каждом волостном управлении предусматривалась должность письмоводителя, и переписка велась на русском языке.

Таким образом, введение новой системы управления позволило родовой знати захватить все низшее звено административного аппарата.

На должности волостного управителя и родового старшины не всегда избирались авторитетные, болеющие за интересы народа, люди. Выборы обычно сопровождались подкупами, подлогами, борьбой различных групп за власть.

Волостной управитель сосредотачивал в своих руках распорядительную и полицейскую власть. А в свою очередь аульные старшины имели такие же права в пределах аула. В оседлых районах юга Казахстана каждый населенный пункт выбирал аксакала на сходе выборщиков сроком на три года. Он также утверждался губернатором. Большие селения и города с коренным населением разделялись на кварталы, во главе которых находился аксакал. Квартальные аксакалы приравнивались к правам волостных управителей. В городах и селениях на сходках выборщиков были учреждены также «общественные хозяйственные управления», цель которых – раскладка податей, всяких сборов и заведование общественным хозяйством городов и селений. Управление состояло изтрех – пяти человек, с председателем во главе. Избранный председатель утверждался губернатором. Аксакал обычно не вмешивался во внутренние дела управления, деятельность которого контролировалась уездным начальником. Аксакалы и управления являлись, таким образом, аппаратом угнетения коренного населения. Итак, наряду с организацией сильного военного аппарата царское правительство широко использовало местное байство, чтобы, опираясь на него, сформировать угодное царизму управление.

Реформа административного управления наносила новый удар по правам и привилегиям султанов, так как все казахское население, в том числе и султаны, были отнесены к «сельским обывателям». Правительство лишало, таким образом, султанов их былых сословных привилегий. Султаны имели право быть избранными, но исключительного права на занятие выборных должностей им не было предоставлено. Однако казахская аристократия в силу своего экономического положения и традиций продолжала оказывать большое влияние на политическую жизнь Казахстана.

Росло байство, связанное с рынком и занимавшееся ростовщичеством. Оно постепенно оттесняло от власти старую казахскую аристократию (султанов) и родовую знать (биев, батыров). Нанося удар по правам и привилегиям султанов, русское правительство в то же время предоставило большие права и власть волостным управителям и старшинам, избиравшимся обычно из баев. Введение новой системы укрепляло власть царизма и колониальный режим в Казахстане.

 

  1. 4. Судебное устройство, налоговая и земельная политика по реформам 1867 – 1868 и 1891 гг.

 

Судебное устройство. «Временные положения» 1867 и 1868 гг. внесли изменения в судебное устройство в степи. В Казахстане было введено в действие право и суд Российской империи, хотя частично и оставались действующими обычное право и суд биев, которые были ограничены и приспособлены к новой системе управления. Учреждены новые органы судебной власти, военно – судебные комиссии, уездные судьи. В аулах сохранился институт суда биев. Суд кази имел распространение у оседлого населения Сырдарьинской области. При решении вопросов суд биев руководствовался нормами обычного права, а суд кази – только правилами шариата. Новая реформа предоставляла право суда общим присутствием областных правлений. Высшей судебной инстанцией считался Правительственный Сенат.

Крупные уголовные дела рассматривали военные суды (военно – судебные комиссии), которые судили по военным законам за такие преступления, как измена, сопротивление властям, убийство должностных лиц, нападение на казенный транспорт, почту, повреждение телеграфа и по общим уголовным законам империи за убийство, разбой, грабеж, нападение на купеческие караваны, за поджог и т.д. В областном правлении разбирались уголовные и гражданские дела, не подсудные военному суду: преступления по должности и иски на сумму свыше 2 тысяч рублей, жалобы на приговоры и решения уездных судей.

Уездные судьи разбирали дела по преступлениям, за которые не предусматривалось «лишение прав состояния» и длительные тюремные заключения, а также гражданские иски на сумму не выше 2 тысяч рублей.

По реформам 1867 – 1868 гг. по каждой волости выбирались и утверждались военным губернатором от 4 до 8 биев. Из ведения суда биев и кази изымались все крупные уголовные дела, им были оставлены лишь дела по временным искам не выше 300 рублей у кочевников и не выше 100 рублей в оседлых районах.

Жалование биям не полагалось, но за ними сохранялось прежнее право получать с виновного бийлик. Бии разбирали дела единолично, на основе действовавших в степи норм обычного права. Решение бийского суда приводил в исполнение волостной управитель. Существовали волостной и чрезвычайный съезд биев. В функции первого входили разбор исков на сумму до 500 рублей (25 лошадей, 250 баранов), апелляция по решениям биев. Кроме того, недовольные приговором биев по делам брачным и семейным могли обратиться с жалобой к уездному начальнику, который решал дело по своему усмотрению. На чрезвычайных съездах рассматривались дела между волостями. Решения съездов считались окончательными.

По «Временным положениям» казахам – кочевникам разрешалось обращаться непосредственно в русский суд, минуя суд биев, а в оседлых районах недовольным решениями кази – для пересмотра дела шли к уездному судье. Отменялись права судов биев и казиев присуждать к телесным наказаниям, смертной казни. Были уничтожены зинданы, вместо них во всех уездах, городах строились тюрьмы. Новым в судопроизводстве биев было то, что приговоры волостных и чрезвычайных съездов биев записывались в специальную книгу, в случае требования копии приговоров выдавались сторонам.

Таким образом, новая судебная система содержала тщательно продуманную программу укрепления органов колониальной власти. Сочетание имперской системы суда с так называемой «народной» системой i суда биев укрепляла социальную опору царизма казахской степи в лице байства. Оно также способствовало более широкому применению всех форм эксплуатации народных масс. С другой стороны, эти нововведения лишали основную часть казахской родовой знати их былых прав и привилегий.

Земельная реформа. Основным в реформах 1867 – 1868 гг. был земельный вопрос. По этим документам вся земля в Казахстане объявлялась собственностью государства и только передавалась в пользование казахским аульным общинам. Личной собственностью признавались лишь те земельные участки, которые были пожалованы царем ханским потомкам. В конце Х1Х – начале XX вв. со времени массового переселения крестьян Центральных губерний в Казахстан пункт 199 Положения явился юридическим основанием колониального захвата казахских земель. Собственные земли казахских трудящихся передавались им же за определенную плату. Плодородные земли на берегах степных рек и озер закреплялись за казачьими войсками. За кочевание на этих землях казахи должны были платить арендную плату. Крестьяне – переселенцы получали ряд льгот. В уездных центрах они имели право получать бесплатно землю под пашню и усадьбу, лес для застройки, заниматься земледелием, торговлей и ремеслом. Такие же льготы представлялись казахам, принявшим христианство.

Итак, земельное законодательство в Казахстане проводилось в интересах реакционной аграрной политики царизма.

Налоговая политика. Большие изменения были внесены и в налоговую систему в Казахстане.

Во – первых, кибиточный сбор с 1 руб. 50 коп. увеличен до 3 рублей с хозяйства. Размер имущества последних не учитывался, от налога освобождались потомки ханов Уали, Бокея и султана Айшуака.

Во – вторых, вместо билетного сбора был введен общий для империи паспортный сбор по 1 руб. 50 коп., которые оплачивали казахи, уходившие из аула на заработки.

В – третьих, устанавливался ряд земских повинностей. Содержание волостного управителя, дело производителя, родовых старшин, рассыльных при них обходилось народу свыше 300 рублей в год.

В – четвертых, в южных областях Казахстана оседлое население платило следующие налоги: харадж (одна десятая часть урожая), зякет (налог с товара, одна сороковая часть их стоимости), танапная подать (вносится деньгами с земли, с которых налоги не могли собираться в натуре).

В – пятых, для общественных нужд по приговору общества собиралась «Кара шыгын», «черная подать» для ремонта дорог, мостов, строительства мечетей и школ, содержание больниц, оспопрививание, расходы в связи с борьбой с сельхозвредителями и т.д.

Налоги собирались родовыми старшинами и волостными управителями, которые большей частью злоупотребляли своей властью. Иногда они взыскивали их несколько раз в год. Некоторые, стремясь освободить . свой род, взваливали все тяжести налогов на представителей «чужого» рода. Размер налогов не зависел от имущественного положения. Сборщики налогов обогащались особенно за счет сбора «черной подати».

Просвещение, медицина, религия. По реформам 1867 – 1868 гг. намечалось проведение некоторых мероприятий, связанных с развитием народного образования, с медицинским обслуживанием населения. По этим документам в уездных городах должны были быть открыты начальные школы и медицинские пункты, учреждались уездные врачи и акушерки, вводилось оспопрививание. Важным нововведением явилось открытие в административных центрах уезда почтовых отделений. Казахское население приравнивалось в правах к «сельским обывателям», то есть к крестьянам. На чиновников из казахов распространялись правила о наградах и присвоении почетного гражданства и т.д.

Царское правительство ограничивало влияние исламской религии. Религиозные дела казахов изымались из введения Оренбургского муфтия. Муллы подчинялись общему гражданскому управлению, а через него – министерству внутренних дел. Муллы избирались населением по одному на каждую волость из числа российских подданных. Они утверждались в звании и увольнялись областным управлением. Запрещалось самовольное строительство мечетей, мектебов и медресе. Царизм этим стал уже контролировать духовное состояние населения. Этому пример и некоторые пункты реформ, направленных на распространение христианства среди казахов.

Реформа, таким образом, ущемляла интересы мусульманской общины, и введение ее встретило ожесточенное противодействие со стороны духовенства.

  1. Влияние реформ на внедрение в Казахстан элементов капитализма

В результате проведения в жизнь реформ в Казахстан проникли элементы капитализма. Российский капитализм развивается вширь за счет колонизации казахских земель. Установленная система административного управления облегчила колониальный гнет коренного населенного края. Она содействовала сращиванию царского чиновничье-бюрократического аппарата с местной родовой знатью. Реформы в целом проводились в интересах российского капитализма и юридически закрепили колониальное положение казахской степи.

 Свое влияние на экономическое развитие Казахстана оказала отмена крепостного права в России в 1861 г., которую царизм вынужден был осуществить в силу экономической необходимости и в страхе перед мощными крестьянскими волнениями. С падением крепостного режима развитие капитализма в России пошло более быстрыми темпами. Этот процесс охватил и национальные окраины.

Развитие капитализма в Казахстане втягивало казахское хозяйство в общероссийское товарное обращение, разрушая его патриархальную замкнутость, и потому имело глубоко прогрессивное значение по отношению к старым формам жизни. Казахстан начал вовлекаться в общероссийское общественное разделение труда и постепенно включался во всероссийский рынок. Стала расти товарность сельского хозяйства, развивалась добывающая промышленность. Строительство почтово-трактовых линий сближало окраину с центром, оживлялись их торгово-экономические узы, укреплялись связи трудового населения Казахстана и России. Развитию товарно-денежных отношений особенно способствовала ярмарочная торговля. Крупными торговыми центрами были Петропавловск, Семипалатинск, Акмола, Атбасар, Кокшетау, Орал, Атырау, в соседних губерниях России – Омск, Курган, Тюмень, Оренбург. В Нижнем Новгороде действовали летние и осенние ярмарки. Торговля казахов с Россией была взаимовыгодной и ее объем из года в год возрастал.

Однако экономическое и политическое положение Казахстана отличалось большой неравномерностью. Гораздо медленнее развивалось земледелие, распахивалось около 29 тыс. дестин земли, которая засевалась озимой и яровой пшеницей, овсом, ячменем, горохом,

Наметились прогрессивные изменения в традиционных видах казахского кочевого хозяйства, возросло товарное значение скотоводства. Казахстан продолжает играть большую роль в транзитной торговле, поставляя для караванов верблюдов и лошадей.

В первой половине XIX в. в Казахстане начинает складываться местная промышленность и промыслы, стала расти промысловая добыча соли. На продажу поступало ежегодно до 2 тыс. пудов соли.

Структура товарооборота Казахстана с Россией отражала сущность взаимоотношений отсталой аграрной колониальной окраины с промышленно развитой метрополией.

После ввода в эксплуатацию Транссибирской железной дороги через станции Петропавловска и Омска стали вывозиться сливочное масло и мясо. Например, в 1900 г. через них вывезено в Петербург и Москву 30,4 тыс. пудов масла и 1044 тыс. пудов свежего мяса. Скотоводство являлось важной отраслью хозяйства на всей территории края, в хозяйствах всех социальных групп.

В конце XIX в. из Казахстана стали вывозить во все возрастающих объемах хлеб (в зерне и муке), что обуславливалось увеличением товарного производства хлеба как в переселенческих, так и в казахских хозяйствах. Быстрый рост товарного земледелия, удобные рынки сбыта способствовали созданию в Семипалатинске крупного мукомольного производства, построены мощные паровые мельницы. Отсюда ежегодно вывозилось более I млн. пудов высокосортной муки.

Наиболее распространенной в Казахстане была развозная торговля. Огромная армия мелких скупщиков, служившая посредниками между крупным торговым капиталом и массой мелких производителей-крестьян, овладела всем рынком в Степи.

С активным проникновением торгового капитала здесь утверждались стационарные формы торговли: магазины, лавки, оптовые склады. Все они сосредоточились в основном в окраинных районах, а на огромной территории Центрального Казахстана почти не было пунктов стационарной торговли и ярмарок, здесь хозяйничали разъездные купцы.

В конце XIX в. ввоз в Казахстан российского капитала способствовало организации местного промышленного производства. Для этого здесь имелись благоприятные условия: дешевые земли и сырье, масса избыточной рабочей силы, низкая оплата за работу. В Казахстане, начиная с первой половины XIX в., развивается золотопромышленность и разработка рудных и каменноугольных месторождений. К 1896 г. было открыто около 560 месторождений ценных ископаемых.

Уже во второй половине XIX в. было известно о наличии в крае значительных запасов угля. Развитие каменно-угольной промышленности способствовало росту государственного и общественного спроса, подъему промышленности, строительству железных дорог и речного пароходства.

Все признаки капиталистического характера производства с сохранением некоторых черт феодальных отношений имела крупная соляная промышленность, особенно Эльтонские, Баскунчакские, Илецкие и Коряковские промыслы. Соляное производство находилось в руках предпринимателей из русского казачества, которые скупали соль у казахов, затем выгодно продовали.

Развитие торговли сдерживалось отсутствием транспортных сообщений. Русские капиталисты вкладывали свои средства в строительство железных дорог из внутренней России в Казахстан. Начало их строительства относится к 70-м годам: в 1874-1876 гг. проложена железная дорога Самара-Оренбург, связавшая последний с Центральной Россией; в 1880-1890 гг. продолжалось строительство железной дороги от восточного берега Каспийского моря до Ташкента, от Саратова до Уральска, которое закончилось в 90-х годах. Западносибирский участок строительства Транссибирской магистрали проходил по территории Петропавловского и Омского уездов на протяжении 178 верст. Начавшаяся строиться в 1892 г. Оренбургско-Ташкентская железная дорога проходила через весь Западный Казахстан.

К концу века железнодорожное, водное и почтово-телеграфное сообщения непосредственно соединяли Казахстан с Москвой, Петербургом, Нижним Новгородом и другими городами Центральной России, Сибири, Алтая и Средней Азии. Развитие средств сообщения содействовало росту подвижности населения и явилось предпосылкой к развитию товарооборота.

Проникновение капиталистических отношений в Казахскую степь ускорило процесс разложения кочевого и полукочевого хозяйства и патриархально-феодальных устоев, вызвало к жизни новые отрасли промышленности в крае, содействовало общественному разделению труда и появлению рабочих кадров.

Зарождение казахского рабочего класса происходило в крайне тяжелых условиях колониального давления в крае. Наем рабочей силы для предприятий в большинстве случаев производился специальными вербовщиками. Завербованные попадали в полную зависимость от промышленника и заводской администрации, их судьба определялась произволом хозяина. Внеэкономическое принуждение толкало рабочего соглашаться на условия хозяев, лишь бы получить работу и спастись от голодной смерти.   Главные отрасли промышленности – соляные, рыбные и горные промыслы основывались на наиболее низкой технической базе. Основной контингент рабочих на этих промыслах составляли казахи.

Темпы роста численности пролетариата в разных областях Казахстана были не одинаковыми, например, количество рабочих было выше в тех регионах, где развивалась добывающая промышленность. На предприятиях горной (включая соляную) промышленности в 1855 г. насчитывалось 1353 рабочих, а в 1900 г. уже 11225, т.е. за 45 лет количество увеличилось примерно в 8 раз.

Рабочий класс Казахстана с самого начала формировался как многонациональный. Например, в Экибастузе работали выходцы более чем из 23 губерний Центральной России, казахи составляли 60-70 проц. от общего количества рабочих, остальные были русские, украинцы, татары и т.д.

Основная масса квалифицированных рабочих прибывала из России. Простые рабочие, принося с собой большой запас знаний и навыков, охотно передавали их рабочим из местного населения.

Многонациональный состав рабочих края, несомненно, наложил отпечаток на процесс формирования рабочего класса и его классового самосознания. Общение рабочих различных национальностей в труде имело огромное прогрессивное значение, ломало национальную замкнутость, прививало им интернациональные чувства, вело к установлению контактов, сплачивало их в борьбе за свои права.

Положение рабочих было очень тяжелым, они получали крайне низкую заработную плату. Так, средняя зарплата рабочих промышленных предприятий Казахстана была в 2-3 раза ниже, чем на таких же предприятиях в Центральной России. Особенно страдали рабочие от многочисленных штрафов. Продолжительность рабочего дня на большинстве предприятий доходила до 14-16 часов. Невыносимо тяжелыми были условия быта рабочих, они ютились в жалких землянках, без пола и потолка с нарами в 1 -2 ряда, а казахи – в своих ветхих юртах.

Завершение завоевания Казахстана совпало с реформами в России середины XIX в. Отмена крепостного права правительство приняло рад мер по отвлечению крестьян от революционного движения. Одна из них –  активизация переселенческой политики. Переселение крестьянства на восточные окраины не только разрешало земельный голод в центральных губерниях России, но и создавало в их лице опору правительства на новом месте. Поэтому царское правительство в середине 60-х годов XIX в. перешло от военно-казачьей колонизации к массовой. На местах подготавливались меры по колонизации казахской степи заселению ее русскими крестьянами.

По инициативе военного губернатора Семиреченской области Колпаковского в 1868 г. были разработаны «Временные правила о крестьянских переселениях в Семиречье», действовавшие до 1883 г. По Временным правилам переселенцам определялся ряд льгот: наделение землей в размере 30 десятин на душу (мужскую), освобождение от налогов и всякого рода повинностей сроком на 15 лет, выдача ссуды до 100 рублей.

В 1883 г. в связи с переходом Семиреченской области в состав Степного генерал-губернаторства местная администрация разработала «Правила о поземельном устройстве оседлого населения области». Новые правила несколько урезали привилегии переселенцев. Земельный надел уже определялся в 10 десятин на мужскую душу, от налогов освобождались на три года, а в последующее трехлетие вносили их в половинном размере,

В 1886 г. было разработано «Положение об управлении Туркестанским генерал-губернаторством». По этому документу устанавливался размер налогов 10 десятин на мужскую душу, переселенцы освобождались от налогов и повинностей на пять лет, в течение последующего пятилетия выплачивали их в половинном размере.

Одним из проводников аграрной политики самодержавия в жизнь был Комитет сибирской железной дороги. Транссибирская железнодорожная магистраль, строительство которой началось в 1891 г., должна была проходить по северному Казахстану. Особый Комитет сибирской железной дороги в трех уездах Акмолинской области отвел 2. 241. 503 десятин земли для переселения 160 тыс. крестьян. С середины 90-х годов XIX в. началось интенсивное переселение их в Сибирь и Казахстан. Для выявления излишков земли и зачисления ее в «переселенческий фонд» была организована специальная экспедиция, руководимая известным исследователем Казахстана Ф. Щербиной. В 1896-1902 гг. были изучены 12 уездов Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской областей. На основе собранных материалов половина всей земли у казахского населения изымалась.

После отмены крепостного права в казахскую степь и Сибирь началось переселенческое движение из центральных губерний. Крестьянская колонизация охватила почти все области Казахстана, в Акмолинской области русское население составляло уже 33 процента. В 90-х годах в Северном Казахстане обнаружился недостаток земель под переселенческие участки. Для обеспечения прибывших крестьян у местного населения отнимались большие земельные массивы, удобные для земледелия.

После завоевания Южного Казахстана Россией крестьяне переселились и в южные районы Казахстана. К 1882 г. было переселено около 14 тыс. крестьян, образовано 5 уездов и около 80 населенных пунктов.

В результате переселенческой политики царизма основные плодородные земли были преданы русским крестьянам. Изменялось демографическое лицо Казахстана.

Согласно данным всеобщей переписи 1897 г. удельный вес казахов сократился в Казахстане до 87,1 %. Из проживавших 4471,8 тыс. казахи составляли 3.399,5; русские и украинцы – 532, 7; татары – 55,4; узбеки – 73,5 тысячи; уйгуры – 56 тыс. Переселенцы были заселены в основном на стратегических пунктах и вооружены огнестрельным оружием. Таким образом, они служили военно-агрессивной внешней и военно-феодальной внутренней политике России.

         Новый этап переселенческой политики

Развитие капитализма в сельском хозяйстве Казахстана пагубно повлияло на кочевое скотоводство казахов. Новый размах получило переселение крестьян из центральных губерний в национальные окраины.

Столыпинская реформа. Автором реформ по аграрному вопросу был министр сельского хозяйства царского правительства П. Столыпин. Реформы были направлены на разрушение сельской общины и формирование социального слоя собственников в деревне. Однако при сохранении помещичьего землевладения вставал вопрос о новых землях для крестьян. В связи с этим начался новый этап переселения русских и украинских крестьян на земли Казахстана.

10 июня 1903 года было принято «Правило о добровольном переселении на казенные земли в области: Сырдарьинскую, Ферганскую и Самаркандскую», предусматривающее изъятие «излишков» земли у местного населения. 25 июня 1903 года были приняты «Правила о пособиях от правительства переселяющимся в Сибирь и Степное генерал – губернаторство», определяющее размеры пособий и льгот крестьянам – переселенцам. В 1904 году было образовано Переселенческое управление, ведавшее всеми делами по переселению крестьян из центра на окраины. Оно выявляло т.н. «излишки» земель, изымало их у казахов и формировало Переселенческий фонд, из которого выделялись частки переселенцам. 6 июня 1904 года были приняты «Временные правила о переселении сельских обывателей и мещан – земледельцев». Вместе с «Временными правилами» правительство утвердило специальную инструкцию «О порядке определения государственного земледельческого фонда в областях Акмолинской, Семипалатинской. Торгайской, Уральской для переселения, а равно иных государственных потребностей», ставшую основной нормативной базой для массового изъятия земли у казахов.

В 1905 году Переселенческое управление было включено в состав Главного управления землеустройства и земледелия. Это привело к объединению всех работ по переселению и землеустройству в ведение одной организации. 9 ноября 1906 года был издан указ Столыпина о выделении крестьян из общины на хутора. Указ этот был закреплен законом от 14 июня 1910 года, усилившим поток переселенцев в Казахстан.

В начале XX в. переселение крестьян из внутренних губерний царской России в казахскую степь приняло большой размах. Так, с 1906 по 1913 гг. в Акмолинскую, Торгайскую, Уральскую и Семипалатинскую области переселилось свыше 430 тысяч хозяйств.

Столыпину необходимы были данные об «излишках» земель в Казахстане. С целью выявления «свободных земель» проводилось обследование казахского хозяйства. Преследуя колонизаторские цели, подхлестываемые царским правительством и наплывом переселенцев, статисты и землеустроители под видом излишков отбирали у коренного населения лучшие земли, не обращая внимания на нужды казахского хозяйства, не вникая в его особенности. Массовое переселение крестьян из Центральных губерний России на территорию Казахстана привело к тому, что огромные плодородные участки были переданы на пользование крестьянам, а казахи вытеснены на пустынные и полупустынные регионы Центрального и Южного Казахстана. Некоторая часть населения, оставив этническую родину, вынуждена была откочевать в пределы соседних стран.

В результате переселенческой политики царское правительство создало себе в Казахстане опору в лице кулаков  колонизаторов. Осенью 1910 г. было принято решение об отводе кулацким хозяйствам в Сибири и Казахстане переселенческих участков под единоличное владение. В марте 1911 г. министерство земледелия издало особые инструкции, по которым переселенческие управления могли создать участки, удобные для единоличного владения. Только в 1911 г. в Торгайской, Акмолинской и Семипалатинской областях был образован 431 участок для единоличного пользования и 919 хуторских участков.

Однако не все переселенцы приживались на новом месте. Значительная часть их вынуждена была вернуться обратно. Ежегодно в Россию из Сибири и Казахстана возвращалось от 40 до 110 тыс. семей переселенцев, значительную часть которых составляли «возвращенцы» из Казахстана. Крестьянское движение не прекращалось. Все это являлось свидетельством краха столыпинской аграрной политики. Обезземеливание казахов привело к обострению положения в Казахстане и новому подъему национально – освободительного движения.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Завершение колонизации Казахстана Россией и его последствия

error: Материал көшіруге болмайды!