Сущность этонациональных отношений и выяснение понятий «народ», «нация» и «этнос»

  1. Сущность этонациональных отношений и выяснение понятий «народ», «нация» и «этнос».

Национальная проблема существовала всегда. А угнетение и эксплуатация одних народов другими и их освободительная борьба свойственны были еще рабовладельческому строю и продолжались в эпоху феодализма. Однако остро национальный вопрос встал в период разложения феодализма и утверждения капитализма, когда происходило становление наций. Проблема этнонациональных отношений является одной из ведущих в сложной гамме социально-политических отношений.

При выяснении сущности этнонациональных отношений чаще всего употребляют понятия, связанные с их развитием: «народ», «нация», «этнос». Нередко их трактуют как синонимы, хотя они имеют существенные различия. Так, этнологически «народ» и «нация» –  идентичные понятия, определяющие биологическое происхождение группы людей, но в социально-политическом аспекте они не являются тождественными.
Народ – биологическая единство, группа, объединенная кровными, биологическими связями.

Схематично диалектику  формирования народа  можно смоделировать следующим образом: из людей, связанных кровнородственными связями, выросла семья, из семьи – род, род превратился в племя, племя – в народ. Вследствие длительного сосуществования племена смешивались. Ученые доказали, например, что французский народ – следствие смешения римлян, кельтов и германцев; украинский – славянских и тюркских племен Киевской Руси; благодаря смешению славян, угро-финских племен, гуннов, монголов и татар возник русский (московский) народ. На основе длительной ассимиляции близких по культуре и языку, а также другим антропологическим и лингвистическим признакам, целой группы тюркоязычных родов и племен сформировался современный казахский народ. Но сущность народа не исчерпывается биологическим происхождением, поскольку он живет в определенном пространстве. Само пространство как место постоянной оседлости народа является очень важным фактором его существования. Люди издавна были связаны природой, пространством, которые для них были близкими, родными.   Коллективными усилиями народа обживалась определенная территория. Рождалось понятие «родина». К этому присоединился еще один важный компонент – язык. С ее помощью люди общались между собой, благодаря ей начиналась духовная жизнь народа. Каждое социальное явление – это явление народное: народная культура, народное искусство, народная религия и т.д..

Если народы существовали с давних времен, то нации выкристаллизовались лишь в XVII-XVIII вв. (Немцы стали нацией XIX в.). В отличие от народа, нация не является творением природы, а рождается исторически. Конечно, сложно установить, когда народ исторически становится нацией. Процесс перерастания народа в нацию – это медленная кристаллизация национального сознания, сохранение своего этноса перед сокрушительными силами извне. Итак, нация формируется из этноса.
Этнос – устойчивая совокупность людей, которая принадлежит к определенному народу, проживающему на территории или в составе другого народа и сохраняет свою культуру, быт, языковые и психологические особенности. Этнос формируется преимущественно на основе единства территории и экономической жизни, но в процессе исторического развития многие этносы теряют общность территории. Например, русские или украинцы живут сейчас во многих странах ближнего и дальнего зарубежья. Там они образуют этнические группы (национальные меньшинства), принадлежащих к единой нации определенной страны (России или Украины).

Итак, нация образуется на основе определенного этноса, к которому присоединяются представители других этносов, живущих на определенной территории и связаны между собой определенным типом социально-экономических отношений. Так, во Франции живут французы, британцы, фламандцы, немцы, баски, корсиканцы, в Англии – англичане, шотландцы, ирландцы, валлийцы. Все они отдельно «народы-этносы». А все вместе являются представителями французской или английской (государственной) нации, поскольку нация – это совокупность граждан страны. Но четко этот процесс прослеживается на примере современных США, где из иммигрантов различного этнического и расового происхождения сформирована единая американская нация. В каждой из выше названных стран живут, например, также украинцы, которые, с позиции этих государств, – американцы, англичане, французы украинского происхождения, хотя субъективно (этнически) эти люди считают себя представителями украинской нации.

Итак, существуют два понятия нации. Первое: это нация-государство, с этносом не имеет ничего общего. Второе: нация как народ, этнос, который перерос в нацию. В первом случае к нации относятся все, кто является гражданами государства (а не только граждане, которые составляют этническое большинство). Во втором – к нации принадлежат только все родственные с определенным этносом (так, к украинской нации принадлежат только украинцы, но никогда – поляки, евреи, немцы, даже если они были гражданами Украины). Итак, нация-этнос может существовать в своем государстве, может быть разбросанной по разным государствам (диаспора) или жить в чужом национальном государстве. Например, к немецкой нации-этносу относятся немцы из Германии, Австрии, Швейцарии, России, Украины. К еврейской – евреи во всем мире.

В современных условиях вершиной развития социально-этнической общности является нация. В определении нации и до сих пор распространено сталинское толкование: общность людей, имеющая общие язык, территорию, культуру, единство экономических, социально-политических и духовных интересов. Однако многие политологи утверждают, что речь, территория, хозяйственные связи и культура являются не признаками нации, а благоприятными условиями ее формирования и развития. А этнос становится нацией только тогда, когда у него возникает стойкая потребность в политическом, культурном, экономическом, психологическом самоопределении.

Нация – политически, государственно организованный народ.
Подобные взгляды на сущность нации высказывал Н. Бердяев, утверждая, что бытие нации не определяется и не исчерпывается ни языком, ни религией, ни территорией, ни государственным суверенитетом, хотя эти признаки и существенные для национальной жизни. Правы те, кто определяет нацию как единство исторической судьбы. Осознание этого единства является национальным сознанием. Нация – вечно живой субъект исторического процесса. Государственность, по мнению Бердяева, не является признаком нации. Но любая нация стремится образовать свое государство, укрепить ее. Это – здоровый инстинкт нации.

Национальная идея – своеобразный путеводитель для нации.  При тоталитаризме сложился негативный стереотип  национальной идеи. В течение семи десятилетий национальную идею официально признавали реакционной, нации разделяли на «буржуазные» и «социалистические», национализм квалифицировали как «буржуазный», а, следовательно, реакционный. Национальную идею провозглашали несовместимой с интернационализмом, фактически это было политикой русификации. Долгое время в теории и на практике предпочитали интернациональное перед национальным, уничтожение национального гнета связывали с развертыванием мировой революции, которая предусматривала реализацию установки К. Маркса: «Вместе с антагонизмом классов упадет и антагонизм наций». Однако мировой опыт свидетельствует, что приемлемой концепция интернационализма может быть при условии, если она основывается на признании национальных ценностей и интересов каждого народа, их диалектического синтеза с национальными. Итак, сущность интернационализма заключается не в подчинении национальных интересов интернациональным, а в их согласовании.

В тесной связи с национальной идеей находится проблема национализма, которую изучают специальные науки: этнополитология и этносоциология. Они рассматривают национализм не только как негативное явление, а как естественное закономерное движение народа на защиту и утверждение собственной самобытности. В этом смысле национализм является основополагающим политическим принципом государственного устройства большинства стран мира. Поэтому с национализмом как с принципом политического устройства не стоит бороться, поскольку такая борьба бесперспективна.
Любое государство допускает ошибку, отрицая национальную идею, свой идеал или не придавая им должного значения.

В современных исторических условиях для Казахстана в социально-национальном смысле чрезвычайно важны следующие задачи:

– Выработка форм и средств стимулирования политической активности народа   Казахстана, содействие духовному обновлению общества;

– Осуществление глубинных процессов государственного, утверждение и распространение в казахстанском обществе авторитета и популярности государственной идеи;

– Выработка целостной системы ценностных ориентаций общества.
Национальная идея, с одной стороны, должно направлять нацию на самоопределение, а с другой – оставить ее в пределах общечеловеческой общности, утверждать в жизни общечеловеческие ценности, бороться за социальную справедливость.

Национализм существует и как идеология, означая фанатичную любовь к своей нации-этносу, соединенную с пренебрежительными чувствами к другим национальностям, что является явлением отрицательным и реакционным. Когда национализм перерастает в государственную идеологию и политику, то это – нацизм, фашизм.

Национализм – явление многогранное и многоликое. Он имеет как положительные, так и негативные аспекты. К положительным относятся национальное самосознание, национальная гордость, национальный позор (что позволяет самоочищаться), стремление к национальному саморазвитию, равноправию. К негативным – признание национальной исключительности, противопоставление другим нациям, стремление обеспечить преимущества своей нации за счет интересов других народов, национальный нигилизм, поиск виновных в жизненных трудностях.

 

  1. Нации в политическом измерении

                                            Основные подходы в трактовке наций

Специфическим субъектом политики, придающим процессам формирования и распределения государственной власти исключительную сложность, является  нация.

Исторически термин «нация» (от лат. nascor – рождаться) использовался еще в Древнем Риме для обозначения небольших народностей. При этом он применялся наряду с термином греческого происхождения «этнос», обозначавшим племя (общность людей), объединенных родством, внешним сходством, языком и территорией. Впоследствии «нация» в основном стала употребляться для характеристики результата слияния нескольких этносов, произошедшего в результате миграции, захвата территорий или объединения земель. Но такой подход к трактовке термина «нация» не остался единственным, сохранив и в теоретическом, и в практическом отношении многозначность его употребления. В разных ситуациях термин «нация» может означать и этническую общность, и все население государства, а в английском языке он может еще и характеризовать государство. Такое положение привело к тому, что в трудах некоторых современных научных школ и даже международных документах понятия «нация» и «этнос» используются как синонимы.

Современное, специализированное понимание нации сложилось в конце XVIII в. в связи с получившим политическое значение во времена Великой Французской революции требованием государственного суверенитета и начавшимся процессом формирования национального самосознания. Революционеры называли себя патриотами, и с тех пор слово «родина» (лат. patria) стало символом нации, которая стала непосредственно связываться с государственностью и гражданской идентичностью. Это особое проявление чувства общности, возникшее в раннебуржуазную эпоху, впоследствии обогащалось новыми смыслами под влиянием процессов формирования национальных государств, национально-освободительной борьбы и распада колониальной системы, перекройки границ в расселении этносов на разных континентах.

Несмотря на обилие теоретических трактовок нации в социально-политической мысли, в настоящее время можно говорить о безусловном преобладании двух основных теоретических подходов к ее пониманию – конструктивистском и примордиалистском.

Конструктивистское понимание нации

Приверженцы конструктивистского направления рассматривают нацию в качестве результата целенаправленной осознанной деятельности того или иного субъекта. В этом смысле нация трактуется как «воображаемая общность»,  как итог деятельности интеллектуальной элиты, создающей образы национальной или общегосударственной солидарности.

По сути дела, исторически данное понимание национальной общности, которое предполагает объединение людей, проживающих на всей территории государства, коренится в практических образцах так называемой французской (западной) модели образования нации. Созданный в XVIII-XIX вв. во Франции образец гражданского общества исторически предопределил первое понимание нации как определенной формы согражданства, включающей всех проживающих на определенной территории людей и не зависящей от употребляемого ими языка, цвета кожи и религиозных убеждений. Такое либеральное понимание нации ориентировано на определенное идеологическое родство и политический выбор граждан, которые наряду с государственными институтами выступали как механизмы поощрения групповой солидарности и интеграции общества. В силу этого в основание национальных интересов закладывались главным образом материальные интересы, требующие точной и рациональной оценки. В целом же таким пониманием нации утверждалась формула «один народ – одна территория – одно государство», которая послужила первичным ориентиром формирования национальных государств в Европе XIX в.

Примордиалистские трактовки нации

Другой образец идеи и практики формирования нации, «немецкий», исходил из ее признания в качестве органической общности, спаянной общей для людей культурой. При таком понимании и способе нациестроительства особое значение приобретали этногенетические факторы, и прежде всего язык, традиции и обычаи, акцентирующие внимание на общности происхождения людей, факторах кровного родства и духовной солидарности данной группы населения. В свою очередь, это неизменно стимулировало появление трудно рационализируемых интересов, активизировало у людей иррациональные эмоции и чувства, в которых слышался «голос крови», «зов предков», «дыхание почвы» и т.п.

На основе этой исторической и духовной практики постепенно сложился примордиалистский подход, согласно которому нация есть объективно сложившаяся общность (группа) людей, которая обладает вполне определенными интересами и существование которой не зависит от чьих-либо сознательных действий. В этом смысле нация стала определяться в основном через совокупность тех или иных черт, раскрывающих ее природу и сущность. Наиболее показательной в этом отношении является трактовка нации известным немецким ученым конца XIX в. О. Бауэром. С его точки зрения, нация есть группа, для которой характерна «общность территории, происхождения, языка, нравов и обычаев, переживаний и исторического прошлого, законов и религии». «Нация, – писал он, – это вся совокупность людей, связанных в общность характера на почве общности судьбы».

Русский ученый Л. Гумилев предложил рассматривать этнические (национальные) движения (общности) с точки зрения наличия в них двух форм движения. Одна из них, биологическая, включала в себя воздействия географического ландшафта, культурных факторов, взаимоотношений с соседями и т.п., другая, социальная, предполагала наличие особого источника развития, так называемой «пассионарности», концентрирующей напряженность человеческой энергии и проявляющейся в поведении конкретных людей, задающих тон и направление развития данной общности.

Особая позиция сложилась в марксизме, интерпретировавшем нацию как специфическую общность, обладавшую вторичным по отношению к классам значением, а национальный вопрос представлявшем в качестве составной части классовой борьбы в период капитализма.

В то же время принципы культурологического подхода, базирующиеся на идее экстерриториальности, генетически отвергают требования типа «отдайте нашу землю» или «русским – русское государство», поскольку приобщение к любым – «русским», «немецким», «турецким» и прочим цементирующим нацию ценностям не зависит от территории, где проживают люди, и не предполагает какой-либо ангажированности политических структур. В этом смысле данные положения являются теми идейными предпосылками, которые наиболее пластично обеспечивают исторический характер формирования наций, их стихийную эволюцию, включающую как сближение, так и дистанцирование подобных групп друг от друга в силу сходства или различий их обычаев, религиозных убеждений, языков и т.д. В то же время ориентация лишь на сугубо культурные ценности в ряде случаев граничит с апологией космополитизма.

Наиболее полно политическое значение разного рода теоретических и идеологических подходов выражается в тех или иных формах и типах национализма.

  1. Национализм

Сущность национализма

В самом общем виде национализм – это политическое движение, направляемое определенной доктриной на выражение и защиту интересов национальной общности в отношениях с государственной властью.

Почти 90% современных государств полиэтничны, поэтому по своему значению и политическому весу национальные движения данного типа вполне соотносимы со стремлением людей к демократии, формированию гражданского общества. В то же время в силу специфического происхождения наций, наличия в поведении принадлежащих к ним людей множества предрассудков, иррациональных мотиваций, ложных оценок и установок национализм выступает как крайне неоднозначное и противоречивое политическое явление.

Объективно национальные движения направлены на использование политических механизмов как внутри государства, так и на международной арене для повышения уровня общности граждан одной Национальности (или всего населения той или иной страны в целом) и защиты их интересов. Национализм выходит на политическую арену тогда, когда властные отношения требуют большей культурной и социальной сплоченности общества или отдельных слоев его населения. Как говорил еще Ш. Монтескье, «дух нации», любовь к Родине являются единственной основой существования «органического» общества.

В то же время практический опыт показал, что национализм не просто исходит из признания наличия нации и ее особых интересов, но в известной степени и претендует на превосходство национально ориентированных потребностей над всеми иными чаяниями и замыслами людей. Высокая оценка национальных приоритетов, как правило, всегда сопрягается с идеями независимости, что в свою очередь практически постоянно вызывает к жизни требования получения определенной части государственного суверенитета и его политико-административного закрепления. Конкретно это может означать предоставление нации определенной автономии в рамках государства и даже создание самостоятельного государственного образования.

В ряде случаев целью национализма становится и повышение эффективности деятельности государства, проведение в нем реформ, способных качественно повысить уровень культурной и социальной защищенности граждан той или иной национальности. Еще одна достаточно распространенная цель национальных движений – получение национальными группами «национально-культурной автономии», гарантирующей приобретение гражданами той или иной национальности качественно иных возможностей выражения своей идентичности (например, за счет развития сети школ с образованием на родном языке, расширения возможностей отправления религиозных обрядов, развития национальных печатных изданий и т.д.), расширения прав на особые формы политического представительства, законодательные инициативы.

Учитывая высокое политическое значение национальных движений в современных государствах, их широкий общественный резонанс, в ряде случаев национализм используется как политическое прикрытие для получения власти совершенно иными социальными силами. Такая инструментальная форма национализма чаще всего становится орудием проникновения на политический рынок тех сил, которые не заинтересованы в публичной огласке и предъявлении общественному мнению своих подлинных целей.

Место национализма в политике

Национализм исторически выступает не только средством дезинтеграции традиционных обществ и их перехода в современное состояние, но и составной частью неравномерного процесса развития индустриальных государств. В рамках этих политических процессов разнятся как причины возникновения национализма, так и его цели, а также его роль в политическом развитии тех или иных стран.

Так, в XIX в., по мере разложения империй и формирования политической карты мира, требования наций к власти переместились с культурных на политические цели, что привело к созданию самостоятельных национальных государств. В переходных процессах XX в. национальные движения в основном возникали в русле национально-освободительной борьбы угнетенных народов, многочисленные примеры которой дал опыт разрушения колониальной системы в середине нынешнего столетия, что также сопровождалось формированием ряда национальных государств. Помимо задач, связанных с обеспечением государственного строительства, национализм в данных условиях способствовал внутренней консолидации общества, мобилизации его населения на осуществление целей модернизации и даже психологической компенсации страданий, вызванных отсталостью страны и резкими внутриполитическими противоречиями.

Весьма типичной причиной, инициирующей национальные движения в переходных условиях, является и динамика развития отдельных национальных общностей в процессе изменения их масштаба и роли внутри конкретного государства. Например, «малые» нации перерастают в «большие», приобретая системообразующее для государства значение, что предполагает и соответствующее перераспределение прав и ресурсов власти.

В политических же процессах развитых современных государств национализм в основном складывается в рамках урегулирования межнациональных конфликтов, например, на основе возникновения нарушении прав жителей определенной национальности или несправедливого распределения социальных благ между различными национальными группами. Существенной причиной возникновения национальных движений является и стремление «малых» наций к самостоятельности, базирующееся на преувеличении своей культурной и политической роли в обществе, что провоцирует сепаратизм и, как следствие, инициирует центробежные тенденции, ведет к дезинтеграции государства и общества, к нарастанию обособленности и изоляционизма отдельных групп населения. Помимо постоянного появления на политической карте современных государств новых национальных меньшинств, которые выступают со своими политическими требованиями, в качестве причин, провоцирующих возникновение национальных движений, могут выступать и влияние родственных зарубежных групп, борющихся за права соплеменников в других странах, и политика ирредентизма (сознательного объединения людей одной национальности в рамках единого государство), и противоречия между титульными и нетитульными нациями и т.п.

Столь же распространенной причиной активизации национальных Движений является и низкая эффективность государства, не способного к должному регулированию межгрупповых отношений. Например, в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. во многих странах Восточной Европы и республиках СССР всплеск национальных движений был вызван прежде всего резким ослаблением государственного контроля за межнациональными отношениями, а равно – крайне низкой эффективностью его действий в социально-экономической сфере, сопровождавшейся резким падением уровня жизни населения. Одновременно активизации национализма способствовали и возросшие на волне перемен амбиции национальных элит, что также можно рассматривать в качестве относительно самостоятельной и весьма серьезной причины политической активности наций.

Значение этой особой причины формирования национализма тем более велико, что деятельность элитарных кругов нередко придает ему радикальные и разрушающие государственность формы путем пропаганды идей исключительности своей нации, утверждения ее особой миссии в развитии страны, разжигания межнационального недоверия и розни. Нередко под национальными лозунгами скрывается и сознательная установка определенных элитарных группировок, в том числе поддерживаемых из-за рубежа, на дезинтеграцию государства и общества, на изменение государственных границ, нагнетание региональной и международной напряженности.

Хорошей питательной средой для формирования политической поддержки такого рода разрушительных для государства целей становится и недостаточный уровень национального самосознания граждан, низкий уровень образования гуманитарной интеллигенции «малых» наций, массовое распространение в элитарных и неэлитарных слоях межнациональных предрассудков, отсутствие у широких слоев населения склонности к компромиссам, терпимости к религиозным и иным характерным отличительным чертам жизни представителей другой национальности.

Типы национальных конфликтов

Наиболее важной объективной причиной возникновения национальных движений, формулировки их целей, придания им той или иной интенсивности и продолжительности являются разнообразные межнациональные (этнополитические) конфликты, которые не могут быть урегулированы за счет внутренних ресурсов сторон.

При этом национальные аспекты, как правило, способны играть роль детонатора различных социальных противоречий, придавая противоборству чрезвычайную стремительность и остроту. Более того, различные политические силы порой стремятся испоьзовать в своих интересах разные стереотипы враждебности, недоброжелательства, ими провоцируются стихийные мятежи, выступления, террористические акции, самосуд и т.п. В этом отношении важнейшим фактором примирения сторон является взвешенная политика государства, направленная на выравнивание прав представителей всех проживающих на его территории национальностей и предоставление им возможностей для существования в соответствии со своими убеждениями.

Структура национализма

Национализм как политическое движение представляет собой крайне сложное, внутренне структурированное явление. В его структуру входит ряд компонентов, от содержания каждого из которых существенно зависят возможности реализации национальной общностью своих целей в области государственной власти.

Основополагающее значение здесь имеет национальная идеология, в которой формулируются цели национального движения, а также указываются пути и средства их достижения. Как определенная система идеально выстроенных целей она провоцирует активность недовольных, придавая целевую направленность их действиям, как правило, ослабляющим целостность государства. Но главное заключается в том, что идеология выступает идейной и духовной основой массовой национальной идентификации, т.е. осознания широкими слоями населения своей приобщенности к данной национальной группе, понимания людьми уникальности и непреходящего значения разделяемых ими групповых норм и ценностей для собственной жизнедеятельности.

В свою очередь, степень распространения и характер поддержки идеологических целей национальных движений непосредственно зависит от уровня и характера массового национального самосознания. Существует такое определение данного феномена: национальное самосознание есть совокупность представлений, характеризующих реальное освоение людьми общегрупповых идеалов, культурных норм и традиций той или иной национальной общности, а также обусловленных ими ее интересов.

 

Понятие национальных интересов

Национальный интерес представляет собой наиболее важный ориентир самостоятельной политической деятельности национально ориентированных сил в сфере государственной власти. Национальный интерес является одним из основополагающих условий обретения людьми национальной и культурной идентичности, кроме того, он в концентрированной форме выражает те цели и способы их достижения, которые закрепляют за национальными движениями тот или иной политический статус как внутри государства, так и на международной арене. Наконец, как основание деятельности национального государства национальный интерес выступает и в качестве показателя определенности внешней и внутренней политики страны.

Однако, несмотря на столь весомую роль национального интереса, в науке до сих пор не достигнуто согласия не только в его трактовке, но и в признании его существования. Например, ряд ученых (Б. Капустин) отрицает значение национальных интересов в силу их содержательной неопределенности, что, по их мнению, создает условия для навязывания социально разрозненному обществу ложной и заранее заданной общности интересов, широкие возможности для спекуляций и манипулирования общественным мнением. Тем не менее большинство теоретиков все же использует данное понятие для анализа политической реальности, расходясь, правда, в понимании его природы и назначения.

Так, одна группа ученых исходит из идеологической трактовки национального интереса, предполагающей формулировку политических целей в рамках заранее заданных ценностей и культурных значений. При таком понимании национальные интересы нередко выступают в виде разнообразных духовных конструкций – «русской идеи», «американской мечты», «духа фатерланда»; имперских установок, предполагающих создание «великой» страны (России, Боснии, Германии и т.д.); антизападных или антироссийских убеждений, рассматриваемых отдельными элитарными слоями в мусульманских и недружественных нам государствах как не подлежащие критике сверхценности.

  1. Принцип национального самоопределения

Самое существенное влияние на характер целей, реально формулируемых в рамках национальных движений, оказывает один из важнейших принципов внутренней самоорганизации национализма –  принцип национального самоопределения.

Понимая, что реальные межнациональные отношения неизбежно включают в себя естественно складывающиеся процессы сближения, ассимиляции или, наоборот, взаимного дистанцирования отдельных общностей, можно утверждать, что оправдание стремления национальных групп, особенно «малых», к политическому самоопределению неизбежно подрывает целостность многосоставных в этническом плане государств. Иными словами, универсализация этого требования, его применение к национальным группам разного масштаба, веса и значения в политической жизни конкретных стран не дали бы сложиться ни одной крупной национальной группе и ни одному крупному полиэтническому государству.

На практике стремление придать первостепенное значение принципу национального самоопределения в его сугубо политической форме противоречит и некоторым другим принципам, в частности принципу территориальной целостности государства. Как показал практический опыт развития целого ряда многонациональных государств, некоторые титульные нации, получив право на самоопределение, нередко опираются на принцип территориальной целостности, чтобы не допустить возможности самоопределения национальных меньшинств в уже обретших самостоятельность государствах.

Формируя свои цели, лидеры национальных движений должны исходить из того, что по своему содержанию принцип национального самоопределения не сводится только к своей политической составляющей. Помимо этого он одновременно является и специфическим показателем культурной общности людей, и правовым принципом, и критерием достижения нацией конкретной стадии в своем развитии, и свидетельством наличия известных психологических процессов и т.д. Вот почему в зависимости от конкретной исторической и политической ситуации следует руководствоваться теми его ориентирами, которые позволяют наиболее оптимально обеспечить общеколлективные интересы представителей той или иной национальной группы.

Это требует применения соответствующих механизмов и технологий достижения целей национализма: ресурсов и возможностей партий, прокламации программ, выдвижения лозунгов, использования СМИ и т.д.

  1. 5. Национальные движения в современном мире

Типы национализма

В зависимости от характера поставленных и решаемых задач, типов действующих лиц и множества других факторов в современном мире формируются различные типы национальных движений, различающихся своими внешними и внутренними параметрами.

Как уже указывалось, широкое распространение получило выделение и описание «гражданского» и «этнического» национализмов, делающих акцент соответственно либо на общеполитических, либо на кровнородственных, «почвенных» критериях групповой идентификации. Наряду с этим известный американский исследователь Дж. Брейли выделяет национализм сепаратистский, направленный на отделение той или иной нации от существующего государства; реформаторский, стремящийся придать более национальный характер структурам и отношениям уже существующего государства; и ирредентистский, предпочитающий объединение нескольких государств или присоединение части одного государства к другому. Другой западный ученый Дж. Хол выделяет и описывает «интегральный» национализм, ориентированный на усиление монолитности как полинациональных, так и мононациональных обществ. А.Б. Андерсон вычленил «официальный», или «правительственный», национализм, направленный на большее соответствие интересов нации интересам государства.

Несколько иные основания для классификации национализма предлагает российская исследовательница Л. Дробижева, которая выделяет следующие типы национализма: имперский (т.е. традиционный государственный национализм крупной нации, стремящейся навязать свои ценности и установки другим национальным группам, в том числе за счет насильственной ассимиляции), макрорегиональный (демонстрирующий деятельность интеграционных национальных образований, например ТНК, направленную на противостояние имперской политике отдельных государств и доказательство своей самодостаточности) и, наконец, микрорегиональный (национализм «малых» наций и этнических групп, стремящихся обеспечить себе политические привилегии).

Весьма распространенным является также выделение различных типов национализма в зависимости от его политической программы, например: либерального (предполагающего сочетание национальных и государственных ценностей), радикального (ориентирующегося на резкий разрыв этих идеалов и даже на уничтожение части прежней элиты), реакционного (испытывающего недоверие к новым, демократическим ценностям и пытающегося всеми методами сохранить прежние идеалы) и т.д. Например, в России в XIX – начале XX в. национальные движения преследовали цели сохранения империи, умножения земель, руководствуясь при этом идеями «панславизма» (учения, утверждавшего превосходство славянских народов перед остальными), негативного отношения к цивилизационным ценностям западного толка.

Однако наиболее политически значимым основанием для типологизации национализма в настоящее время является его отношение к демократии. Такое основание стало особенно актуальным в последние десятилетия, когда обозначился кризис современных национальных государств, а также выявились серьезные политические противоречия в связи с резким ростом национального самосознания в посттоталитарных странах Восточной Европы и СНГ. С точки зрения отношения к демократии, как правило, выделяются три типа национализма: враждебного демократии, нейтрального и соответствующего ее базовым принципам и задачам.

Национализм и демократия

Выделение национальных движений, находящихся в разном отношении к демократии, безусловно, имеет под собой реальную почву. Однако теоретическая проблема заключается не столько в констатации указанных типов национализма и их распространенности, сколько в понимании путей и методов демократизации национальных движений. А это, в свою очередь, зависит от понимания совместимости национальных и демократических процессов, принципа «одна нация – один народ – одна территория – одно государство».

В этом смысле политические требования отдельных наций и этносов будут неизбежно пересекать границы различных общностей. Но тогда и борьба за национальное самоопределение будет борьбой отдельных наций и этносов не за часть государственного суверенитета а за дальнейшую демократизацию государственно единого и многообразного в этническом отношении общества, предоставляющего всем национальностям равные права для культурного и политического развития.

Центральная роль в придании демократического характера национальным движениям принадлежит государству, его целенаправленной политике в области межнациональных отношений. Государство не должно ослаблять контроль за развитием межнациональных отношений, гибко подстраивая под них свои административно-территориальные границы, принципы и задачи своей социально-экономической политики. Полиэтнизм общества должен предполагать соответствующее организационное обеспечение государством, адекватные изменения в строении его политической системы. Объективные этнообразующие тенденции должны стать для государства основой для сохранения единых, стабильных и демократических отношений. Как показал опыт Югославии (в послевоенных границах), моноэтнический национализм в полиэтнической стране, когда едва ли ни каждая из национальных групп выказывала стремление к доминированию, способен разрушить даже вполне развитое демократическое государство.

В русле формирования демократизирующей национальные движения политики государство должно оперативно и радикально пресекать любые формы этнического насилия, попытки оправдания даже самого незначительного национального превосходства, исходящие от представителей любых, в том числе титульных, национальностей. При этом особое внимание следует уделять национальным «группам риска», т.е. тем группам, которые либо в прошлом подвергались незаслуженным репрессиям, либо сегодня испытывают явную несовместимость с представителями других национальностей, ущемление своих прав на культурную самобытность и активно противятся ассимиляционным процессам и т.д.

Крайне внимательное отношение государства ко всем проживающим на его территории нациям и этническим группам, последовательность его интегрирующей общество политики особенно важны для таких стран, как Казахстан, который является исторической родиной для автохтонных (укоренившихся в нем), но существенно различающихся религиозными или иными компонентами национального самосознания народов, землей, с которой связана их историческая память, психологическое восприятие Отечества.

Қажетті материалды таппадың ба? Онда KazMedic авторларына тапсырыс бер

Сущность этонациональных отношений и выяснение понятий «народ», «нация» и «этнос»

error: Материал көшіруге болмайды!